Библиотека




ТРОФЕЙНАЯ ЩУКА НИЖНЕЙ ВОЛГИ

Кирилл Кузищин, Андрей Донсков, наши корреспонденты

     

      Великолепные возможности спортивной рыбалки на Нижней Волге позволяют не только воплотить мечты о красивой и запоминающейся ловле самых разных видов рыб, но и отрабатывать новые способы, «обкатывать» новинки рыболовной индустрии, и, конечно, ловить (и вылавливать!) рыб выдающегося размера.

      Разумеется, и накопившийся немалый опыт ловли, и достаточно подробные отчеты о ее результатах, и множество новых впечатлений, наблюдений и вопросов интересно было бы систематизировать, разобрать и проанализировать, чтобы поставить перед собой новые задачи при последующих посещениях этого замечательного края. Ведь даже в современных условиях весьма серьезного антропогенного воздействия на водоемы Нижней Волги здесь сохраняется высокая численность рыб, в том числе и экземпляров трофейных размеров.       
      Наверное, не будет ошибкой сказать, что одна из наиболее традиционных, популярных и притягательных групп – это нижневолжские хищники. По сравнению с другими водоемами их видовое разнообразие весьма высоко, а численность практически максимальна. Помимо своего изобилия, именно  на Нижней Волге высока вероятность регулярной поимки крупных особей – вести о поимках трофейных рыб чаще всего приходят именно отсюда.
      Пересмотрев массу отчетов, мы пришли к выводу, что трофейная ловля относится прежде всего к трем видам нижневолжских хищников – сому, судаку и жереху. Именно эта триада, особенно в последние годы, обеспечивает более или менее предсказуемые и ожидаемые поимки рыб выдающегося размера, тогда как со щукой все обстоит наоборот – хотя численность ее во всех типах водоемов от Волгограда до дельты и соленых вод Каспийского моря весьма высока, рекордными размерами она не радует.
      Таким образом, хотя щука на Нижней Волге является вполне обычным или даже массовым объектом ловли, крайне редко отмечаются поимки зубастых хищниц весом более 5 кг, не говоря уж о целевой ловле трофейных экземпляров. Обычная нижневолжская практика щукарей сводится к ловле на старицах, среди разливов, и добычей оказываются в 90% случаев некрупные щучки весом до 1,5-2 кг, тогда как поимки достаточно крупных щук, скорее, эпизодичны. Более того, у многих рыболовов сложились стереотипные взгляды, что за огромными щуками надо ехать не на юг, а куда-нибудь на Крайний Север или в Сибирь, тогда как ловля трофейной щуки в южных широтах, в нижнем течении великой равнинной реки – занятие малоперспективное.
      Так как нам приходится довольно часто посещать разные участки Нижней Волги, еще несколько лет назад мы решили разработать тему ловли нижневолжских крупных щук, тем более что в рыболовной литературе она должного освещения еще не получила.
      Прежде всего мы попытались очертить для себя само понятие трофейного размера для щуки, ведь у каждого рыболова он свой.
      В целом обыкновенная щука Esox lucius может достигать весьма крупных размеров: даже в последние десятилетия известны достоверные случаи поимок зубастых весом 24-26 кг (в Южной Швеции и на Британских островах), а поимки щук весом 15-20 кг хоть и редко, но случаются практически по всему ареалу вида. Такие размеры щук безусловно могут считаться рекордными, однако поймать подобную особь удается крайне редко.
      В то же время внимание рыболовов, нацеленных на трофейную ловлю, в большей степени сосредоточено на крупных рыбах, но таких, поимка которых может быть реальностью, а не случайным, хотя и чрезвычайно ярким событием всей жизни. Поэтому анализ литературы и результаты разговоров со многими рыболовами-«щукарями» привели нас к заключению, что трофейными могут считаться, пусть и с некоторой долей условности, щуки весом начиная от 10 кг. Этот размер достижим щукой на водоемах практически любого типа и почти любой природной зоны. Другой вопрос – насколько часто такая рыба встречается в данном водоеме, и, соответственно, насколько вероятна ее поимка.
      От себя добавим, что такие щуки попадались нам как на Нижней Волге, так и в других местах, и мы не раз убеждались, что такого рода рыбалка вполне может быть, что называется, плановой. Таким образом, наше внимание во время рыбалок на Нижней Волге с некоторых пор было сосредоточено на щуках именно такого размера – более 10 кг, которых мы и станем называть трофейными.
      Свои наблюдения вели несколько лет в разных местах Нижней Волги, на участке от Волгограда до дельты, и к настоящему времени накопился материал, которым мы хотели бы поделиться.

 

 
О размерах щуки Нижней Волги в прошлом


      А есть ли вообще крупная щука на Нижней Волге в более или менее достойном количестве, чтобы можно было запланировать трофейную ловлю, которая бы увенчалась успехом, то есть случайность перевести в плановое событие?
      Для ответа на этот вопрос надо понять ситуацию, которая была до возникновения мощного антропогенного пресса на Волгу, узнать, была ли раньше здесь в изобилии крупная щука. Поэтому путь к трофейной нижневолжской щуке мы решили начать с исторического экскурса, то есть с анализа старых архивных данных. Нас интересовали прежде всего те сведения о щуках на участке между Волгоградом и Астраханью, которые относились бы к периоду до зарегулирования стока Волги, во всяком случае, до строительства Волгоградской ГЭС, что охватывает период до конца 50-х годов ХХ века. 
      Выяснилось, что хотя Волга, особенно в нижнем ее течении, и имела весьма важное значение в структуре пресноводного промысла нашей страны в течение нескольких веков, найти интересующие нас сведения и источники  было почти невозможно – архивы были полуразгромлены или недоступны, многое и вовсе было выброшено на свалку. Тем не менее нам повезло в поисках благодаря случаю, который свел нас с одним из ихтиологов старой школы, который сейчас давно отошел от дел, но сохранил  кое-какие личные архивы со студенческих времен. Хотя этот ученый всю свою жизнь занимался морскими рыбами открытых вод Мирового океана, свою дипломную работу он делал в середине прошлого века как раз на Нижней Волге. Посвящена она была совсем не щуке, а лещу, однако он, собирая материал для дипломной работы, сделал весьма обширные выписки по данным промысловой статистики рыбозаготовительного пункта, расположенного в г. Ахтубинске.   Долгое время на этот приемный пункт поступали уловы от промысловых бригад, работавших на прилегающих участках Волги и Ахтубы.
      Полученные столь неожиданным образом сведения, поражающие своей тщательностью и полнотой, дали нам поистине бесценную информацию о том, что творилось в хорошо нам знакомых краях в отдаленные годы, а именно за период  1925-1929 гг. и кое-что в 1939-1941 гг. 
      Много чего интересного было в этих выписках из старых амбарных книг, в том числе и по щуке. Так, общие промысловые уловы зубастой в окрестностях г.Ахтубинска были не очень-то велики – всего около 410-470 ц в год. Вместе с данными общего вылова велся раздельный учет щуки разных сортовых групп. Так, щуками первого сорта считались особи весом 3-5 кг, второго сорта – 1-3 кг и 5-8 кг, третьего – до 1 кг и 8-10 кг, и, наконец, самое для нас интересное – щуки весом более 10 кг шли отдельной строкой, причем без указания принадлежности к тому или иному сорту! Для нас так и осталось совершенно непонятным, ценились ли особо такие щуки или, наоборот, не ценились вовсе, равно как и совершенно загадочным осталось выделение сортов щуки.
      Тем не менее эти цифры позволили оценить количество щук трофейного размера – как оказалось, такие рыбы в уловах промысловиков встречались не в столь уж малом количестве. Так, в 1925-1929 гг. заготпункт принимал ежегодно от 8 до 19 ц щуки весом более 10 кг, или примерно 70-150  рыб ежегодно. Неплохое количество, особенно с учетом того, что щука рассматривалась больше как прилов при добыче частиковых (карповых) рыб, и речь идет об одном из довольно небольших участков Волги. Ясно одно – в былые времена, до массового гидростроительства и   зарегулирования стока, щука трофейного, в нашем понимании, размера на Нижней Волге была обычна, раз уж под нее выделили в промысловой статистике отдельную графу.
      К сожалению, по другим промышленным участкам таких подробных отчетов найти не удалось. Спасибо и на том, ибо как мы ни старались, ничего подобного по более поздним временам обнаружить не удалось вовсе. В настоящее время сведения о крупных щуках в промысловых уловах практически не встречаются, а рыболовы сообщают о единичных случаях поимок щук весом более 10 кг. Создается впечатление, что в наше время таких зубастых на Нижней Волге негусто, и первое, что приходит в голову, – их просто выловили. Однако это далеко не единственная и, можно сказать, второстепенная причина. Главная же кроется в биологических особенностях вида и в том, как он изменяется под воздействием изменившихся внешних условий.   

 

  

Биология нижневолжской щуки: отчего мало трофейных особей?


      Рыболовам хорошо известно, что в каждом водоеме рыба ведет себя по-особенному и для ее поимки требуется свой набор приманок и приемов ловли. Подробные исследования биологии рыб показали, что каждая популяция довольно тонко приспосабливается к местным условиям окружающей среды, и по комплексу таких приспособлений она порой может очень сильно отличаться от других популяций вида. Предельные размеры, возраст, возраст полового созревания, рост, плодовитость, характер питания и предпочитаемые кормовые объекты – все подвержено изменениям. Таким образом суровая Природа вынуждает рыб и других животных так «вписывать» себя в среду обитания, чтобы эффективность воспроизводства была наивысшей в данных конкретных условиях, и, соответственно, обеспечивалось устойчивое существование вида.
      Нижневолжский бассейн в настоящее время – весьма своеобразный по физико-географическим характеристикам, гидрологическому режиму и составу ихтиофауны регион, природный режим которого существенно изменился под влиянием человека. Зарегулирование стока Волги, конечно, отразилось на жизни всех ее обитателей как выше, так и ниже плотин.
      Главная особенность участка ниже Волгограда – его уникальный гидрологический режим, формирующийся руками человека  на плотине Волгоградской ГЭС. Общая обстановка, в которой приходится жить рыбам, в корне отличается от того, что было 100 лет назад, поэтому жизнь рыб тоже изменилась.  И измененная человеком среда нанесла по нижневолжской щуке сильнейший удар.
      В своей эволюции щука приспособилась размножаться очень рано весной, во время весеннего половодья, будь то водоемы средней полосы или нижнее течение Волги или Дона. Сразу после ледохода талые воды затапливали прилежащие луга, и на весеннем солнце вода быстро прогревалась до температуры примерно 8ОС. Тут-то, на мелководных разливах, и нерестилась щука.
      Температура нереста – важнейший регулятор нерестового поведения, это очень консервативный фактор, игнорировать который рыбы не в состоянии, поэтому до подъема и прогрева воды щуки оставались в русле и выходили на мелководья лишь после теплых дней. Икра щуки развивается очень быстро, и уже через неделю выходит молодь, которая начинает питаться мелкими рачками и личинками насекомых, в массе появляющихся среди теплых разливов. Примерно через три-четыре недели, к моменту нереста карповых рыб, щурята уже окрепнут, достигнув длины 4-5 см. И еще через несколько дней после нереста карповых щурята становятся самыми настоящими свирепыми хищниками, ибо в водоемах появляются огромные массы молоди окуня, плотвы, леща, густеры и других видов – легкодоступный калорийный корм!
      Ранний нерест щуки по сравнению с другими видами позволял ее молоди подрасти до размеров, которые физически позволяли бы ей заглатывать крупную добычу. Эта особенность жизненного цикла позволила щуке освоить самые разнообразные водоемы на гигантских просторах Евразии и Северной Америки. Именно так и происходило на Нижней Волге до активного гидростроительства.
      Однако естественный ход событий на Нижней Волге превратился в нечто совершенно неестественное. После таяния льда в низовьях Волги на плотинах сбрасывают воду перед паводком, дабы предохранить их от разрушения. Очень часто в весеннее время происходит сброс так называемой мертвой воды из нижнего бьефа водохранилищ – это делается для промывки русла и предплотинного пространства. Из-за такого регулирования стока происходит мощный продолжительный сброс очень холодной водохранилищной воды. Но разлива как такового еще нет, и вся вода протекает по относительно узкому руслу Волги и Ахтубы, не разливаясь по пойме. Поэтому на участке Волги ниже Волгоградской ГЭС до начала паводка протекает очень холодная, почти ледяная вода, с температурой 2-4ОС, которая не может прогреться на еще нежарком весеннем солнце.
      Рыболовы хорошо знают эту ситуацию – на экранах эхолотов такая температура постоянно «горит» от распадения льда в марте до начала паводка в середине – конце апреля. Из-за того, что разлива нет, площадь мелководий очень мала, и прогреваемых участков, пригодных для нереста щуки, практически не образуется.   Устойчивый рост температуры воды происходит только лишь с началом паводка,  который благодаря прихоти человека может начаться в широком диапазоне дат, от второй до четвертой недели апреля. Вот и получается, что паводок и разлив, который и обеспечивает нерест и воспроизводство щуки и других видов рыб, происходит в сезоне очень поздно, гораздо позднее, чем даже в водоемах российской средней полосы.
      Мы уже много лет ездим на Нижнюю Волгу ранней весной, в конце марта – начале апреля, и каждый раз получается совершенно удивительная по парадоксальности картина – в Москве-реке и Оке, подмосковных водохранилищах в первую неделю апреля талые воды подтопили мелководья, вода там прогрелась до 8-9ОС, и щука начала нереститься, тогда как от Ахтубинска до Енотаевки в русле Волги течет стылая 2-3-градусная вода, а щука еще и не задумывалась о своем воспроизводстве – ее икра незрелая и не готова к вымету. Парадокс – на юге, где по идее все должно быть раньше, сейчас по факту получается, что нерест многих рыб сдвинут на более поздние сроки.
      Этот парадокс имеет для нижневолжской щуки очень серьезные и далеко идущие последствия. Дело в том, что в нынешние времена нерест щуки по срокам практически совпадает с нерестом массовых видов карповых рыб, да и места нереста тоже совпадают.
      Вот и получается, что вылупившиеся мальки щуки, чтобы перейти на питание молодью карповых рыб, не имеют тех нескольких недель «люфта», которые были бы у них в случае естественного гидрологического режима водоема. Более того, ранняя молодь щуки должна сперва питаться теми же мелкими ракообразными, которыми питаются и личинки, и ранняя молодь воблы, леща и остальных видов, то есть, с одной стороны, резко обостряется конкуренция между молодью разных видов за кормовую базу, а с другой стороны – молодь карповых растет вместе с молодью щуки!
      Поэтому переход на хищничество у молоди щуки оказывается под серьезной угрозой из-за того, что размеры щучек-сеголетков слишком малы, чтобы заглотить личинку воблы. Не получая калорийной пищи, молодь щуки должна, по идее, массово гибнуть, но на деле все происходит наоборот – хорошо известно, как много щуки в нижневолжских ериках, протоках, заливах и мелководных плесах, но признаков неблагополучного состояния их популяций выявлено не было ни разу!
      Природные популяции таят в себе весьма значительный запас прочности, и нижневолжская щука также смогла выйти из противоречивой ситуации, куда ее загнал человек. Однако при этом существенно изменились ее биологические параметры.
      Решение главной проблемы воспроизводства щуки заключалось в выходе из противоречия «единовременный нерест щуки с видами-жертвами – дефицит корма для молоди». В результате быстрых приспособительных процессов у нижневолжской щуки, во-первых, изменился диаметр зрелых икринок – сейчас он  до 3,3 мм (по размерам приближается к лососевой икре!), тогда как раньше икринки были значительно мельче – не более 2,3 мм. Из более крупной икры выходит более крупная молодь, которой доступны разные корма, ей легче перейти на питание личинками карповых рыб.
      Во-вторых, нижневолжские щуки стали гораздо прожорливее и растут быстрее. Уже к исходу третьей недели жизни мальки достигают длины 5-5,5 см, а в середине июня – 11-12 см – это гораздо большие показатели, чем у большинства других популяций. Таким образом, щука Нижней Волги за счет внутренних резервов переборола неблагоприятную ситуацию.
      Но перемена в ранний период существования отразилась и на всей остальной жизни этой рыбы. Из-за быстрого роста половая зрелость наступает очень рано. Сейчас самцы щуки на Нижней Волге созревают в возрасте 3 лет (некоторые – даже в возрасте 2 лет), самки – в возрасте 3-4 лет. При этом рыбы достигают совсем небольших размеров – самцы имеют длину тела 24-33 см, самки – 35-40 см при весе не более 400-500 г. Раньше половая зрелость щуки тут наступала значительно позже – в возрасте 5-7 лет при длине тела 45-50 см и весе более 1 кг.  При таком воспроизводстве нерест у нижневолжской щуки становится ежегодным, однако продолжительность жизни резко сокращается – до 8-9 лет, и старость у зубастой наступает при длине тела 70-80 см и весе около 5-6 кг, а средние размеры щук составляют 2-3 кг.
      Кроме того, есть еще одно серьезное последствие приспособления щуки к изменению гидрологического режима – щука Нижней Волги в основном питается относительно мелкой добычей. Так как здесь много разных видов рыб, численность их высока, а нерестовый сезон растянут, то в течение всего лета мальки и сеголетки весьма плотно стоят как в основном русле, так и в придаточной системе Волги и Ахтубы, и щука предпочитает кормиться этой легкой добычей. Нам удалось выяснить, что нижневолжские щучки длиной 50-60 см, весящие 1-1,2 кг, поедают добычу длиной примерно 5-6 см, и доля таких рыб (в основном это молодь воблы, синца, окуня, жереха, уклейка и т.д.) составляет до 90%, тогда как в средней полосе (Можайское водохранилище, р.Ока, р.Волга выше Твери) средняя длина жертв – 12-15 см (плотва, лещ, окунь), а в северных районах их размер возрастает до 15-20 см (окунь, язь, сиг, собственная молодь) и т.д. Выходит, что в наше время нижневолжская щука предпочитает добычу почти минимального размера для своего вида.
      Таким образом, антропогенное масштабное воздействие на участок Нижней Волги в корне изменило биологию щуки: ее нерест стал поздним, одновременным с видами-жертвами, молодь выходит более крупная, быстрорастущая, высокий темп роста сохраняется на всю оставшуюся жизнь, питание мелкой добычей также остается печатью до смерти, как результат – короткая жизнь с ежегодным нерестом и мелкие средние размеры рыб в популяции.  Сейчас нижневолжские щуки в основном нерестятся 4-6 раз в жизни и погибают в основном в 6-10 лет, тогда как раньше доживали до 18-20 лет. Рыболовам хорошо известны такого рода примеры по другим видам рыб – например, мелкий подлещик Истринского водохранилища в противовес когда-то крупному лещу Можайского.
      Все вышесказанное не означает, что вся щука Нижней Волги измельчала настолько, что приличных экземпляров тут не стало, такое умозаключение было бы в корне неверным. Речь идет о тенденциях, некоей средней линии жизни. Но в каждой популяции всегда есть какая-то часть особей, которые отличаются своеобразием индивидуального жизненного цикла. Поэтому часть нижневолжской щуки достигает крупных размеров и живет долго.
      Нам приходилось ловить довольно много крупных щук – весом 6-8 кг – на Нижней Волге, возраст которых составлял 8-10 лет, а также трофейных щук весом 10-14 кг, возраст которых достигал 12-14 лет. Хотя доля таких рыб по объективным причинам в наше время сократилась, тем не менее, как показывает многолетняя практика, они существуют, и их численность вовсе не так мала, чтобы их игнорировать в планах рыбалки.

 


О стратегии ловли и выборе мест обитания трофейных щук


      Многие годы ловли в летне-осенний период на мелководных участках Волги, Ахтубы и в многочисленных водоемах Волго-Ахтубинской поймы, несмотря на очень впечатляющие результаты, никогда не приносили нам щук трофейного размера. Кроме редких экземпляров по 4-5 кг ничего особенного запоминающегося не было.Совершенно очевидно, что в мелководных участках крупная и трофейная щука если и появляется, то только перед самым нерестом и во время нереста, когда ее ловля запрещена. 
      Изначально, как только мы озадачились поиском щук трофейного размера, было ясно, что искать ее надо на открытых пространствах речных русел. Кстати говоря, те самые старые архивные данные по промысловой статистике 20-30-х годов укрепили нас в этом убеждении. Дело в том, что в те времена промысел рыбы на Волге проходил в период открытой воды и проводился почти исключительно закидными неводами в основном русле Волги или Ахтубы, тогда как многочисленные старицы и ерики считались второстепенными рыбопромысловыми участками, использовались весьма ограниченно или какое-то короткое время в году.
      Но если крупная щука стоит на «большой воде», где и как ее искать среди бескрайних просторов этой самой большой воды? Решить задачу поиска трофейной щуки «в лоб» у нас не получилось – мы быстро убедились, что облов разноглубинных подводных бровок бесперспективен, там господствуют совсем другие хищники – сом и судак, а щука там – редкий гость, причем совсем не трофейного размера. 
      Практика многих лет ловли на самых разных водоемах приучила нас к тому, что успех ловли в изрядной степени зависит от того, насколько хорошо изучена гидрография и гидрология водоема, то есть насколько соответствует водоем или отдельные его участки тем требованиям, которые предъявляет к нему рыба. Конечно, все это хорошо известно рыболовам, однако им в повседневной практике далеко не всегда хватает терпения и технических возможностей, чтобы изучить и учесть сразу несколько факторов строения реки: 1) подводный рельеф участка с перепадами глубин; 2) скорость и направление водного потока, наличие воротных течений; 3) ширина участка реки и соотношение площадей отдельных элементов – ям, бровок, отмелей.
      Самым сложным элементом является структура течений. Его непросто изучить, даже имея под рукой  специализированные гидрологические приборы, тем не менее попытаться сделать это, чтобы поймать заветную щуку трофейного размера, необходимо. Несмотря на очевидную трудоемкость всех этих изысканий на водоемах, именно они позволили нам в конечном итоге понять, где надо искать места стоянки крупной щуки в русле Волги или Ахтубы.
      Мы быстро убедились в малой перспективности речных мелководий и участков русла глубиной менее 4 м. Крупной и особо крупной щуке нужен слой воды не менее 6 м – только один раз за много лет, случайно, одна щука весом 9,8 кг (почти трофей, по нашей системе координат) была поймана на глубине 5,4 м, тогда как все остальные ловились на глубинах от 6 до 8 м. Кроме того, по нашему мнению, основанному и на собственном опыте, и на анализе рыболовной литературы, щука, будучи сильной рыбой, способной противостоять мощному потоку, тем не менее очень не любит сильного течения; ей больше по душе послабее и поспокойнее.        
      Наши усилия по поиску мест стоянок трофейной щуки могли продолжаться еще очень долго, но однажды нам крупно повезло. Как-то осенью в большой компании мы выехали рыбачить на один из полюбившихся нам участков Нижней Волги. Это был достаточно обычный выезд на неделю, результаты же его оказались весьма впечатляющими: в «зачет» пошло несколько сомов от 20 до 60 кг, множество судаков не мелкого калибра, были и щуки, но не выдающиеся. В один прекрасный день, когда уже мы начали потихоньку думать об отъезде, двое наших товарищей вернулись с Волги и предъявили на обозрение пару щук весом 8 и 9 кг! Мы много лет ездили в то место, но таких щук там не ловили.
      Поимка столь выдающихся экземпляров воодушевила всю нашу компанию, ибо судаками и даже сомами мы уже как-то пресытились, а вот щучьих «свечек» захотелось всем. Однако найти место, где были пойманы эти замечательные щуки, не смогли даже те, кто их поймал, – они лишь примерно очертили неординарный район.
Понять, где располагалась эта стоянка щуки, удалось лишь на следующий год, когда мы изъездили это место вдоль и поперек, – с этого начались наши целевые поиски. Впоследствии нам удалось выделить несколько типов мест, которым мы дали условные названия.
      1. Плес-плато (схема 1). Такие места могут образовываться в местах крутого изгиба речного русла.
      Обычно на крутом волжском или ахтубинском повороте образуется глубокая проточная яма с сильным течением, которое в некоторых случаях может достигать более 2 м/сек. Яма очень близко подходит к высокому берегу, но с другой стороны к ней примыкает широкий плес. Глубина там с 2-3 м резкой бровкой обрывается на широкую площадку или плато с более или менее равномерной глубиной 6-8 м, перепады глубин тут очень пологие, без резких бровок и уступов. Ширина такой площадки может достигать 200-300 м, а длина участка – до 1 км.  На участке образовалась сложная система течений: если над русловой ямой дул мощный поток, то над плато он был куда менее стремительным – вдвое меньше, чем на глубоком стрежне.
Интересной была еще одна особенность течения, которую, кстати, мы заметили далеко не сразу, зато именно она и определяла место стоянки щуки. В самом начале плато волжские воды как бы набегали на берег, зато ближе к концу было явственно заметно отбойное течение, которое шло от прибрежного мелководья в сторону глубины, на то самое подводное плато. Образовался такой огромный насос, который оттягивал воду от прибрежья на глубину.
      Расположение мест стоянок трофейной щуки было очень четко привязано и к глубине, и к структуре течений: крупные зубастые хищницы стояли на глубине 6-8 м, на ровном дне, там, где горизонтальная скорость потока была вдвое меньшей, чем на стрежне, и где действовало косое течение от мелководья на глубину. Вполне возможно, что водный поток в таком месте захватывал мелкую рыбу с мелководного участка плеса и затягивал ее на глубину, прямо в пасть щуке. Не исключено, что в таких местах формируется своего рода «канал миграции» мелких рыб, которым и воспользовалась щука, чтобы организовать охотничью площадку.
      Интересна и другая особенность этого места – на подводных плесах-плато было очень мало судака. Он предпочитал держаться поближе к русловой яме, вдоль глубинной бровки – перепада с 8 до 10 м – и в отличие от щуки явно предпочитал сильную речную струю.
      Площадь места стоянки трофейной щуки в таких местах сильно зависит от конкретного участка. Нам известны по меньшей мере три весьма продуктивных плесов-плато, включая самый первый, с которого началась наша целевая ловля трофейных щук. Он, кстати сказать, оказался самым небольшим – примерно 100 м в длину и около 30 м в ширину. Самое большое «щучье поле» из известных нам на сегодняшний день имеет длину 500 м и ширину примерно 100 м.
      2. Островной подпор (схема 2). Общий принцип строения этого типа в целом сходен с предыдущим, хотя есть и существенные различия.
      Во-первых, такого типа места образуются на сравнительно узких участках рек, где нет резких изгибов русла и крупных русловых ям. Во-вторых, как следует из самого названия, зона относительно слабого течения рядом с основной струей образуется вблизи крупных островов, делящих реку примерно наполовину. Правда, далеко не перед каждым островом могут складываться благоприятные для крупной щуки условия. Самое главное из них – наличие подводного плато глубиной не менее 6 м, с половинной скоростью потока от струи на стрежне и с отбойным течением от берега на глубину.
      На схеме 2 изображено одно из таких мест, где есть странность геоморфологии, которая осталась нам не совсем ясна. В этом месте стоянка трофейной щуки расположена под высоким берегом, как раз там, где есть отбой от берега на глубину. Обычно под высоким берегом отбоя мы не находили, и, по идее, его там  и быть не должно, тем не менее реки таят в своем строении немало загадок, поэтому при поиске трофейной щуки стоит уделять внимание даже таким, казалось бы, бесперспективным местам. Количество таких мест может быть побольше, чем плесов-плато, правда, это зависит от количества островов на участке Волги.
Площади стоянок щуки в островных подпорах всегда значительно меньшие, чем на плесах-плато. У островов бывают добычливыми небольшие «пятачки» длиной 50-70 м и шириной около 20 м. Как и в предыдущем случае, места стоянок крупной щуки четко отделены от судачьих мест, которые, как обычно, расположены вдоль бровок основного русла с сильным течением или на террасах глубиной 8-10 м и до 6 м перед островом (схема 2).
      Не станем утверждать, что в таких местах сконцентрирована трофейная щука. Обычно за одну поездку, продолжавшуюся, как правило, неделю, на таких местах удавалось поймать максимум двух трофейных щук. Мы убеждены в том, что крупных зубастых в подобных местах должно быть больше – явно не одна и не две, – однако нам пока не удалось это доказать. Тем не менее там живет немало крупной щуки «субтрофейного» ранга. Так, в одну из осенних поездок всего за пару часов в первой половине дня мы поймали 11 щук весом от 3 до 7 кг. Не рекорд, конечно, но все-таки неплохие результаты для Нижней Волги.
Места типа «плес-плато» всегда богаче как по трофейной, так и по субтрофейной щуке, чем «подпорно-островные», где удавалось взять лишь по 1-2 щуки в день, и только одна из них была интересующего нас размера.
      3. Крупные широкие протоки между Волгой и Ахтубой или между параллельными волжскими рукавами (схема 3) – третий тип стоянок трофейной щуки. Мы имеем в виду протоки длиной не менее 3-4 км и шириной не менее 100-150 м. Обычно там течение довольно слабое и даже на стрежне оно редко достигает 1,5 м/с, да и глубины в них, прямо скажем, совсем не волжские. Тем не менее в таких протоках надо искать приглубые участки с понижениями до 6-7 м. Обычно именно там скапливается более или менее крупная щука со всей округи.
      При обследовании такой протоки главным фактором поиска должна стать не скорость течения, столь важная в основном русле, а глубина. Среди отмелей и участков со слабым течением щука весом более 10 кг выбирает самые глубокие и быстротекущие участки проток.
      В этих же протоках места поимок щуки и судака могут практически совпадать, правда, численность судака в протоках-связках очень невелика и тут наблюдается господство щуки. Столь крупные протоки, соединяющие рукава Волги, встречаются нечасто, мы знаем всего две таких, которые приносили нам желанные трофеи.
      Площадь потенциальных мест поимок щук-гигантов в таких протоках оказывается как бы размазанной в зависимости от протяженного глубокого желоба в протоке.  В одной из проток это участок длиной примерно 800 м и шириной около 60 м, в другой – всего 150 м при ширине 20 м. Обычно в таких протоках удавалось поймать за сезон всего 1 щуку весом более 10 кг. Трудно сказать, почему столь мало выдающихся особей тут живет, однако, видимо, что-то ей не нравится.
      Судя по карте, подобного рода проток на Нижней Волге немало, однако там еще надо найти достаточно длинные и глубокие ямы глубиной как минимум 6 м, а лучше 7 м. Если же ямы маленькие, округлой формы, то трофейные щуки там вряд ли найдутся. Мелководные протоки приносили нам обычно лишь небольших зубастых, весом до 5 кг. 
  4. Очень широкие мелководные участки, прорезанные несколькими подводными желобами, относятся к последнему выделенному нами типу стоянок.  Бывает, что такие причудливые места формируются в русле самой Волги, а бывает, что и в протоках, соединяющих ее параллельные рукава или Волгу с Ахтубой.
      Как и в других местах, особо крупная щука предпочитает держаться глубины более 6 м. Но интересно само ее стремление расположиться в небольших глубоких желобках посреди обширных мелководий (схема 4). Тут довольно слабое течение, не очень-то много глубоких ямок, зато очень много разнообразной мелкой рыбы, которая нагуливается среди отмелей. В желобах среди мелководий почти всегда над самыми большими глубинами есть отбойное течение от берега на глубину, и там, в этих полумелководных местах, трофейные щуки ориентируются на этот самый снос водной массы от мели на глубину. Там они и предпочитают держаться, особенно в весеннее время.
      Полагаем, что в таких местах численность крупной щуки достаточно велика – когда мы проплываем над желобами, эхолот постоянно показывает отметки от очень крупной рыбы, плотно прижавшейся ко дну на самых глубоких точках, как будто особи вдавлены в углубления. Поначалу мы думали, что это может быть сом, но усатого хозяина волжских глубин среди мелководий ни разу не поймали, а вот щуки разного размера, в том числе и трофейного, в наших уловах попадались регулярно.
      У нас сложилось впечатление, что щуки используют глубину скорее всего в качестве своеобразного укрытия, а кормиться выходят на окрестные участки, так как чаще всего поклевки следовали немного выше и ниже самых глубоких точек, хотя эхолот показывал расположение рыб именно на максимальной глубине. Нельзя сказать, что она малоактивна, будучи на самом дне, однако такое расположение довольно сильно затрудняет ее обзор, поэтому надо достаточно точно попадать в желоба и искусно вести воблеры по конфигурации подводной расщелины.
      Ловля щуки среди мелководий дает весьма интересную картину: добычей становятся либо мелкие особи весом 1,5-2 кг, либо единичные экземпляры за 9-10 кг. Конечно же, преобладает мелочь, засилье которой, донимающей нас почти на каждом троллинговом проходе, поначалу отбивало интерес к обловам таких мест, однако в дальнейшем стало ясно, что места эти весьма перспективные.   
      Таким образом, залог успеха трофейной ловли щуки на Нижней Волге лежит в поиске и определении мест ее стоянок. Поэтому если есть желание половить выдающуюся рыбу, надо запастись терпением и зарезервировать время на нудные поиски и промеры скоростей течения. Кстати, измерение скоростей течения сейчас не требует неких особых приборов – достаточно иметь ручной или стационарный навигатор и сплавляться с ним по разным участкам реки. Выявить отбойное от берега течение можно, просто кидая деревяшки или другие плавучие предметы в воду с берегов. Однако задача, решенная однажды, дает возможность «пользоваться» этим местом в течение нескольких лет, и более того, существенно облегчает задачу поиска щучьих стоянок на новых участках реки.
      Коротко обобщив наши изыскания, можно дать следующую характеристику мест обитания трофейной щуки на Нижней Волге: это более или менее ровный широкий плес (подводное плато) с глубиной 6-8 м, расположенный в стороне от стрежня, где скорость течения составляет примерно половину от основной струи на стрежне и где действует отжимное течение от мелкого берега на глубину. 
      Можем дать несколько рекомендаций, которые помогут читателю в поиске щучьих стоянок.
      Обычно мы начинаем с того, что пытаемся найти глубокие русловые ямы на речных поворотах. Они часто выдают себя сильными водоворотами, воду буквально пучит, выталкивая наверх. Как правило, такие ямы не очень широкие, поэтому надо очертить их границы – как левую и правую кромки, начало и конец. Зачастую в конце такой ямы речной поток становится более ровным и ускоряется. Именно поэтому вблизи задней части ямы срабатывает «насос» от берега к руслу – оно как бы тянет на себя  окружающую воду.
      Далее надо обследовать левую и правую кромки, отдавая предпочтение участку, лежащему в сторону дальнего берега. В большинстве случаев дальний берег является пологим, а дальше уже как повезет – если плес широкий и относительно мелководный, 4-6 м, а течение там более чем вдвое меньше, чем по стрежню, то здесь царство щуки. Обычно в таких местах дно не бывает с уступами и резкими бровками, тут-то и надо искать заветный трофей.
      Щука очень любит широкие места с твердым дном, где она как бы контролирует широкое пространство и имеет крышу над головой в виде большого столба воды.   
      Надо сказать, что конфигурация речного русла, подводный рельеф и структура течений не остаются постоянными – с ними могут происходить довольно серьезные изменения. И тем не менее крупные щуки совсем из этого района не уходят, они лишь перераспределяются в зависимости от того, что происходит с рекой.
      Довольно много лет мы ездили в одно и то же любимое нами и хорошо разведанное место на Нижней Волге, которое регулярно вознаграждало нас сомами, судаками и крупными щуками, включая экземпляры по 12-14 кг. Примерно 4-5 лет оно оставалось неизменным, и, приезжая в очередной раз, мы уверенно выходили на «наши» места и  почти наверняка знали, когда произойдет поклевка. Трофейные щуки держались на типичном плесе-плато, в стороне от русловой ямы (схема 5, а).
Но в какой-то далеко не прекрасный момент место стало стремительно меняться. Первое, что мы обнаружили после начала этого нежелательного процесса, это сильно обмелевший заход в протоку, соединяющую Волгу с ее старым руслом. Мы раньше свободно заскакивали в эту протоку на моторе – у нас там был своеобразный «огород», дававший неплохой урожай мелкой щуки практически при любой погоде. И вот протока стала труднопроходимой.
      Но более печальным для нас стало изменение нашего плеса-плато – теперь к концу ямы от правого берега выдавался длинный мелководный язык, а сгон с берега исчез, уступив место намывному течению от глубины к берегу. Места стоянки щуки как бы разделились – часть рыб ушла немного выше по течению, другая часть – вниз. Уловы крупных щук резко сократились – если до начала изменений нам удавалось уверенно взять двух-трех щук, то после разделения в лучшем случае вылавливали один хвост либо вообще ни одного. Зато в протоке стало гораздо больше мелкой щуки – она там заполнила почти все пространство (схема 5, б).
      А дальше стало только хуже – вход в протоку совсем затянуло песком, зато река прорвала проход в другом месте, примерно на 800-900 м выше старого. Образование нового русла было сопряжено с тем, что напротив ямы, где раньше был столь продуктивный плес-плато, намыло огромное мелководье, которое обрывается в яму несколькими бровками на разной глубине, и щука из этого места ушла в ту самую боковую протоку (схема 5, в). Так что можно сделать вполне определенный вывод: даже в случае изменения конфигурации участка реки трофейная щука будет оставаться где-то в окрестностях, и стоит потратить время, чтобы отыскать беглянку.
      Оценивая реальные шансы поимки трофейной щуки на Нижней Волге, можно сделать следующее заключение: если не найти стоянки, то вероятность поимки почти нулевая, если же, наоборот, выявить несколько таких мест, то можно почти быть уверенным в том, что очередная поездка принесет очередную щуку трофейного размера.

 

 

О приемах и способах ловли


      Обычно на русловых участках мы предпочитаем троллинг – таким образом можно за короткое время обследовать довольно большую площадь реки и хотя бы понять, что происходит с глубинами и с клевом рыбы.   Тот факт, что нижневолжская щука довольствуется некрупной добычей, мы использовали для того, чтобы оценить годность сравнительно мелких воблеров для поимки весьма крупных экземпляров.
      В разные годы и в разных местах хорошо себя зарекомендовали воблеры RAPALA Shаd Rap, RAPALA  Deep Tail Dancer 30 FT, YO-ZURI 3D Crank, MANN’S Stretch 20+. Окраска не имела большого значения, но все же в фаворитах были воблеры, раскрашенные под окуня и плотву, а в некоторые годы, особенно в весеннее время, хорошо срабатывали воблеры с окраской Fire Tiger.
      Необходимости применения крупных приманок, таких, например, как RIVER 2 SEA Down Sider Minnow 200F или MANN’S Magnum Stretch 30+, в общем-то, не было. Наши товарищи пытались ловить ими, но их эффективность, особенно весной, при охоте на трофейную щуку была ниже, чем у сравнительно небольших воблеров – длиной 5-10 см.
      Летом и осенью в некоторых случаях, особенно на мелководьях с глубокими желобами, мы иногда ставим несколько более крупные приманки, например воблеры RAPALA Super Shаd Rap, главная идея которых – несколько снизить число поклевок щучьей мелочи, однако сказать с уверенностью, что эти действия несут глубокий смысл, мы не можем. 
      Наши предпочтения некрупных приманок имеют еще один смысл. Так как ловить приходится в разные годы, а структура речного участка может резко измениться в любой год и в любой сезон, то охота на трофейную щуку может быть полностью безрезультатной, ибо щука просто ушла из этого места. Очень часто, когда перемываются плесы-плато и подпоры перед островами, на месте ровного подводного стола возникает серия бровок, которые немедленно занимает судак. В этой ситуации применение мелких воблеров позволяет ловить судака, который своим присутствием показывает, что место стало другим. Судак неохотно атакует крупные приманки, поэтому их применение в изменившихся условиях может дать весьма показательный результат – щуки уже нет, место изменилось, а мы все ездим и ездим, стараясь поймать щуку, а судака не можем поймать из-за его нежелания хватать щучий воблер.      
      Проводка троллингом для трофейной щуки у нас следующая. Мы отпускаем свои приманки на достаточно большое расстояние от лодки – не менее 80-100 м. Обороты на моторе стараемся держать минимальные. При ловле судака часто применяем прием «фигурное катание» – переменные траектории движения по диагонали через бровки. Однако в случае с трофейной щукой этот прием ничем не лучше обыкновенной прямолинейной проводки с небольшими зигзагами.   
      Поклевку крупной щуки нельзя назвать очень резкой. Она не похожа на удар мелкой щуки или судака. Скорее, по стилю первый удар напоминает сомовью поклевку – она плавно захватывает приманку, а вот уже потом начинается упорная борьба. Поведение  щуки, попавшейся на крючок, бывает совершенно непредсказуемо. Она легко дает «свечки», даже весной, в холодной воде, иногда выпрыгивая на метр вертикально вверх из-под воды, как будто стартовала ракета. Крупная щука может упрямо идти от рыболова, сматывая шнур метр за метром, а может, наоборот, резко набрать скорость в сторону рыболова и увести шнур под лодку.
      Крупная щука на Нижней Волге ловилась и на небольшие джиг-приманки, однако они, по нашему мнению, могут быть эффективными только на небольших ямках или участках проток. На открытой воде удалось выловить щуку на 14 кг только один раз, причем, видимо, случайно. Джиг – больше точечное орудие ловли, а для поимки крупной щуки нужно прочесывать большие массы воды и работать по большим площадям.

 


О времени ловли


      Мы ловили в самые разные сезоны года, но как-то так получалось, что наиболее удачные результаты получались ранней весной, с конца марта до начала весеннего  половодья, и осенью, с конца сентября по начало ноября. В более поздний период, с середины ноября до ледостава, похвастаться поимками трофейной щуки мы не можем. С чем это связано, еще предстоит понять. Вряд ли рыба перестает питаться в это время – скорее всего, она уходит в какие-то другие места. Были в нашей практике случаи летних поимок трофеев, однако в летнее время почти повсюду очень активна мелкая рыба, и ожидание трофея разбивается о бесконечные поклевки небольших щучек. 
      Погода довольно сильно влияет на успех, так как крупные щуки весьма чутко реагируют на изменения в атмосфере. Однако в полной мере понять зависимость клева от погоды нам не удалось. В первые годы, когда мы только начали заниматься целевой ловлей крупных щук, чаще всего охота на трофей была успешной в погожие дни с переменной облачностью, равномерным давлением в течение нескольких дней и несильным ветром.
      Мы отметили, что в хорошую погоду щука трофейного размера попадается чаще на зорях, а в пасмурные – в течение всего дня. Долгое время мы считали, что ловить в дождливые дни со шквалистым ветром и низким давлением  бессмысленно, пока случай не изменил наши взгляды на этот вопрос.
      Как-то раз, приехав на Нижнюю Волгу в начале апреля, мы попали в весьма неприятную полосу – теплая солнечная весенняя погода с ласкающим юго-западным ветерком в первые два дня нашего приезда в одночасье сменилась мощным северо-восточным циклоном. Температура воздуха упала до +3О и целыми днями, не переставая, лил проливной холодный дождь. Хороший клев первых дней пребывания, принесший нам судаков и некрупных щук, сменился полным молчанием на водоеме. Рыба как будто куда-то исчезла – даже на экране эхолота пропали отметки, видимые повсюду в первые дни.
      Когда такое случается, лучше всего сидеть под надежной крышей или вообще ехать домой. Мы были единственными среди нашей многочисленной компании, кто выходил на воду, и это исключительно благодаря первоклассной экипировке – гортексным курткам и забродным штанам-вейдерсам.
      Резкое падение температуры и давления – самое худшее сочетание в налетевшей погоде, поэтому неудивительно, что проход за проходом приносил только усталость и разочарование.
      Вдруг, совершенно неожиданно для нас, последовала уверенная поклевка и началась довольно долгая, в течение 10 минут, борьба с серьезным противником. После холода и сырости организм быстро согрелся поединком, и нашей  добычей стала хищница весом 11 кг.
      В тот день больше ничего не произошло, однако на следующий день, в который погода так и не изменилась, мы,  воодушевленные удачей, продолжили наши упражнения, обловив пару перспективных мест. И были вознаграждены за упорство весомыми результатами – наш зачетный список пополнился двумя «субтрофейными» единицами – на 9,2 и 9,6 кг. Выходит, что отвратительная погода не помеха для клева трофейной щуки! Причем это случилось тогда, когда залегает практически весь остальной хищник – ни судака, ни сома в наших уловах так и не было.
      Кстати, этот совсем уж неожиданный результат мы взяли на вооружение, и нам даже удалось полностью его подтвердить на следующем выезде. Выдался очень холодный ветреный апрельский день с косым дождем, который несся параллельно воде и земле. Выехав на заветное место, мы, опять проявив упорство, все-таки взяли пусть и не трофейную, но изрядную щуку весом 8,5 кг.
      Но вывести формулу оказалось труднее, чем ее проверить. По-видимому, трофейная щука питается более или менее равномерно в течение всего времени, не очень-то обращая внимание на погоду, тогда как более мелкая, наоборот, сильно метеозависима. Не исключено, что плохая погода на Нижней Волге – как раз то время, которое и нужно, чтобы реализовать мечту о трофейной щуке.
      Конечно, эти умозаключения достаточно смелые и требуют еще и еще дополнительных проверок, тем не менее наш опыт однозначно говорит именно об этом.
      Нижняя Волга продолжает привлекать рыболовов своими поистине безграничными возможностями. Наш опыт ловли крупных щук в этом районе позволяет с уверенностью ввести ее в разряд плановых.
      Более того, необходимость поиска мест ее стоянок на бескрайних волжско-ахтубинских просторах делает этот вид рыбалки высокоспортивным, с одной стороны, и достаточно результативным, с другой. Конечно, многое в распределении и повадках крупной щуки осталось неразгаданным и многое еще предстоит проверять и отрабатывать, однако уже сейчас ясно, что резервы спортивной рыбалки на Нижней Волге далеко не исчерпаны.

Дата: 25.11.2010 15:58

На ru.osvita.ua образование.