Библиотека




ЧЕ-Е-ЕЛЮСТИ!..

Андрей Григорьев

 

      Таких случаев ждут годами, о них мечтают как о почти несбыточных вещах и лелеют любую надежду на их исполнение.
      Святой Грааль морского рыболова-трофейщика – белая акула (или великая белая акула, как называют ее в тех странах, где она распространена), самая большая хищная рыба на планете, с конца 90-х годов находится под охраной, и любая ее ловля, включая спортивную, по принципу «поймал – отпусти», сейчас практически запрещена. Исключение составляют те особые, редкие случаи, когда поимка акулы требуется в научных целях, но даже тогда рыбу, как правило, не достают из воды и уж тем более не убивают.

      Поэтому, я уверен, читатель поймет мое волнение, когда осенью прошлого года до меня дошла информация о готовящейся рыболовной экспедиции в ЮАР, организованной известным местным экспертом по белым акулам капитаном Вейлом Тилбуром.
      Вейлу предстояло определить средние размеры и соотношение мужских и женских особей акул в популяции, обитающей на границе с Намибией, для чего нескольких рыб нужно было поймать и максимально близко подвести к рыболовному катеру. Столь ответственную задачу по поимке и вываживанию акул Вейл, поначалу сомневавшийся в нашей рыболовной компетенции, после долгих переговоров доверил мне и моему российскому партнеру по нескольким предыдущим морским рыбалкам Сергею Купленскому. Мы также попросили принять в нашу команду видеооператора редакции журналов «Рыболов» и «Рыболов-Elite» Виталия Волкова, чтобы снять фильм о столь редкой сейчас спортивной ловле белой акулы.
      Я предвижу вопрос читателей: «Как можно побеждать рыбу весом в не одну тонну с помощью спиннинга и катушки? Да и зачем такие старания в принципе?». Готов признаться, что я и сам сначала несколько скептически отнесся к успеху нашего мероприятия. Конечно, я знал об официальном мировом рекорде IGFA по поимке на спортивные снасти белой акулы весом 1260 кг, но считал поимку подобного по размерам трофея скорее стечением целого ряда удачных обстоятельств, чем ординарной практикой, которую нам, возможно, предстояло повторить в экспедиции.
      Серии телеканала «Дискавери», где исследуемых белых акул укрощают с помощью профессиональных ярусных снастей и гидравлического подъемника, дают специфическое представление о тактике взаимодействия с этой рыбой «накоротке». Но Вейл, за несколько десятков лет поймавший более 3 тыс. акул, заверил нас, что при умелых действиях рыболова вываживание акулы спиннингом занимает не больше времени, и при этом рыба меньше устает и, соответственно, быстрее восстанавливается после поимки.
      После многомесячных согласований и ожидания подходящей погоды наша, российская часть экспедиции в конце марта вылетела в ЮАР.
      Будучи самым опытным путешественником в нашей команде, Сергей смог добраться до места на два дня раньше меня и Виталия и приступить к разведке боем. К своему сожалению, по приезде я узнал, что за прошедшие дни Сергей и Вейл стали свидетелями только одной поклевки и пока не поймали ни одной рыбы.   Неужели популяция акул, в исследовании которой нам предстояло участвовать, настолько малочисленна? Или просто рыбы переместились вдоль побережья в поисках пищи? Остающиеся 10 дней рыбалки должны были дать ответы на все эти вопросы.
      Следующим утром в 7 часов мы уже ожидали Вейла в порту тихого рыбацкого поселка Крикбаай. Столь раннее время отплытия было обусловлено скорым отливом – под воздействием природных сил океан отступает на многие метры и потом, как будто вспоминая о своем бурном в этих широтах нраве, мощно и быстро отвоевывает каменистое побережье обратно. Именно поэтому большинство рыболовных лодок в ЮАР трейлерного типа, включая даже приличные по размерам промысловые суда. Утром  мощные внедорожники и пикапы сгружают всех их с прицепов по специальному пандусу, а по окончании рыбалки споро загоняют обратно прямо с воды.
      Я с некоторой опаской вступил на открытый 8-метровый катер Вейла Survik. Лодка, ничем не напоминающая изящные белые катера для ловли марлинов и к тому же знававшая лучшие времена, показалась мне слишком маленькой и не оборудованной для задач экспедиции. Самодельное кресло для вываживания в силу недостатка места было сдвинуто к корме и поднято так, что площадка для ног располагалась меж навесных моторов и свешивалась над водой. Представлять, что чуть ниже может бесноваться многометровая зубастая гроза морей, было жутковато.
      На палубе лежал только один спиннинг со старой, но мощной катушкой итальянского производства.
      – Больше не потребуется! Увидите, что будет, когда акула «затанцует» вокруг лодки, – ответил на наш немой вопрос капитан.
      Несколько захватывающих дух прыжков судна на прибойных волнах – и мы в открытом океане. Цель на ближайшие два часа: ловля приманки для акул – желтохвостов и тунцов.
      Забросив пластиковые имитации кальмаров на 20-фунтовых троллинговых спиннингах, мы выдыхаем из легких московский смог и щуримся на солнце, пытаясь разглядеть китов, Виталий снимает наш невеликий улов.  Идиллия… Так можно и забыть об основной цели нашего предприятия.
      Но вот Вейл добавляет обороты моторам, и чернокожий помощник капитана Том помогает нам смотать спиннинги.
      В моем представлении лодка должна была плыть еще дальше в открытый океан, но она неожиданно поворачивает к порту. Что-то не так? Но катер оставил порт позади и подошел на расстояние 1,5 км к безлюдным дюнам на противоположной оконечности бухты.
      Капитан опустил якорь – мы будем ловить у берега? Эхолот показывает ровное, как стол, песчаное дно на глубине всего 12 м. А как же бездонные глубины, где и должны обитать столь страшные бестии? Но Вейл только посмеялся над нашей неосведомленностью.
      Оказывается, на глубине белые акулы проводят только темное время суток, а с рассветом приходят в мелководную прибойную зону и к многочисленным островкам вдоль побережья. Тактика одного из самых совершенных морских хищников на планете проста: составляющие основной рацион белой акулы морские млекопитающие, а также мелкие донные акулы и скаты водятся именно здесь, к тому же течением ближе к берегу всегда может прибить какую-нибудь еду вроде дохлого кита.
      Несмотря на хорошее цветное зрение, акулы ищут добычу прежде всего по запаху. Научно установлено, что несколько капель растворенной в воде крови рыба может унюхать на расстоянии до 5 км, а у белой акулы для обработки подобной информации задействовано 18% всего головного мозга. Поэтому правильное расположение лодки относительно берега имеет самое принципиальное значение – течение и ветер должны быть направлены от нас к берегу, чтобы запах приманки и прикормки сносило в сторону барражирующих ближе к берегу акул.
      Вейл был уверен, что в случае оптимального направления течения, к сожалению, здесь всегда капризного, как ребенок, удача нам почти обеспечена. Ну что же, посмотрим, сегодня условия кажутся оптимальными.
      Капитан готовит снасти: насаживает предварительно обескровленного свежепойманного тунца на крюк (язык не поворачивается назвать его крючком) размера 16/0 с закругленным жалом, через карабин присоединяет 6-метровый стальной поводок ∅2 мм к стандартной леске с разрывной нагрузкой 65 кг. Тунец летит за борт и под весом поводка начинает тонуть, но не ложится на дно, так как Вейл подвязывает на леску поплавок – пустую литровую бутылку из-под воды. Удилище ставится в бортовой держатель, на кресле заранее раскладывается разгрузочный жилет, который будет потом, с началом вываживания, надет рыболовом и пристегнут к катушке.
      Все, время ожидания для нас пошло. Но капитан и сейчас не предается безделью – периодически льет в воду тунцовую кровь, смешанную с желтым порошком – секретным аттрактантом. При этом Том постоянно встряхивает и полощет в воде привязанную сетку с сардинами – нежная рыба постепенно распадается в воде, и жирный след устремляется к берегу.
      Мне кажется или светло-коричневая тень действительно прошла совсем рядом? Но теперь уже всем видно, как средняя по размерам белая акула на глубине пары метров степенно оплывает наш катер. «Биоробот», «машина» – это самые первые впечатления от наблюдения за охотящимся хищником – столь спокойны и грациозны движения рыбы. Никакого нетерпения, агрессии, гидродинамически идеальный силуэт просто скользит в воде. Рыба не спешит к приманке, пока ей больше интересна сама наша лодка. 
      Акула делает очередной круг и начинает медленно заглубляться.
      – В кресло, сейчас будет поклевка! – кричит Вейл.
      Сердце буквально замерло – сейчас мы увидим поклевку великой белой акулы! Пустая бутылка медленно, как при карповой поклевке, начинает уходить под воду. Зашипела разрезаемая сталью поводка вода.
      – Затягивай тормоз, – командует капитан, и Сергей беспрекословно поднимает рукоятку тормоза на катушке вертикально вверх.
      Море взрывается – огромная рыба в ярости выпрыгивает из воды и начинает лупить хвостом по поверхности. Капитан спешно отвязывает якорь и оставляет его на дне прикрепленным к бую. Лодка следует за взбесившейся рыбой. Невиданная сила сгибает самый мощный из виденных мною спиннингов в дугу, и Сергею приходится мобилизовать весь свой большой опыт морской рыбалки, чтобы сходу не проиграть свое самое важное морское сражение.
      Безусловным нашим преимуществом в борьбе, помимо умелого маневрирования катера, являлся тот факт, что на малой глубине акула просто не могла кинуться вниз, поэтому все ее движение было ограничено горизонтальными перемещениями по бухте. Я отметил для себя, что достаточно скоро акула немного успокоилась и теперь старалась просто держать дистанцию, всякий раз неспешно отплывая от нашего катера.
      Спустя еще 20 минут борьбы с затянутым полностью тормозом, когда рыба, наконец, была утомлена, в дело вступил Том – щуплый, в огромных кожаных рукавицах, он перехватил поводок и начал умело заводить рыбу со стороны носа корабля. Только сейчас я обратил внимание, что нос обит толстым железным листом. Том уперся двумя ногами в борт лодки и потянул поводок на себя. Я опустил на шесте в воду подводную камеру в надежде сделать кадры с рыбой на минимальной дистанции.
      И тут акула решила показать, что для нее битва еще не проиграна – из воды показалась рыбья морда с открытой пастью, затем хищница закрутилась и начала колотить по воде хвостом. Вейл, быстро оценив размеры и пол акулы, мощными кусачками отрезал поводок максимально близко к пасти рыбы, и в этот момент его незащищенные руки находились в сантиметрах от устрашающих зубов. Ну что тут скажешь… Профессионал с нервами, как тот же стальной поводок. Наша миссия началась! 500-килограммовый самец идентифицирован и внесен в каталог.
      Наступает моя очередь дежурства, и капитан попросил нас не скучать, а оснастить специально взятые из Москвы легкие спиннинги и приступить к ловле со дна. Основные трофеи здесь – леопардовая и песчаная акулы весом до 10 кг. Несколько таких пойманных акул должны стать запасной наживкой. Кроме того, Вейл утверждал, что создаваемым от вываживания «шумом» в воде мы дополнительно привлекаем наших белых гостей.
      Мы поставили на спиннинги безынерционные морские катушки, привязали одинарные крючки с закругленным жалом и грузила, насадили куски сардин или щупальца кальмаров. Поначалу следовали поклевки мелкой рыбы, похожей на бычков, и вот, наконец, Сергей вывел первую леопардовую акулу. Крайне сильная рыба экзотической окраски и с кошачьими глазами была аккуратно, чтобы не уколоться о ядовитый спинной плавник, снята Томом с крючка и помещена в кулер для наживки.
      Пойманная мною донная акула, по-змеиному свернувшаяся в воздухе кольцом, была оглушена Вейлом и выброшена обратно в воду, чтобы дополнительно приманить гораздо более крупных хищников, которых мы ждали. Далее мы втроем с капитаном, присоединившимся к донной ловле, за следующий час поймали нескольких рыб разных видов, включая крупного ската, а также осьминога.
      За азартным клевом мы не сразу заметили белую акулу, подошедшую вплотную к лодке с инспекцией. Акула барражировала рядом с поверхностью, выставив спинной плавник из воды – классическая картина из многочисленных фильмов ужасов. Вот она, проплывая, как будто нехотя задевает носом бутылку-поплавок. Это типичное поведение данного вида – в отличие от той же тигровой акулы белая почти никогда не набрасывается на неизвестный ей потенциальный кормовой объект, а сначала старается аккуратно идентифицировать его, проверить на съедобность.
      Наконец акула так же медленно заглубляется, и я сажусь в кресло. Поклевка, тормоз катушки затянут. Настал мой черед первый раз в своей жизни побороться с самой крупной хищной рыбой в мире. Катушка быстро теряет леску, удилище согнуто и не позволяет мне как следует распрямиться. Но вот рыба останавливается у самого дна и, похоже, замирает на месте. Через некоторое время благодаря грамотному маневрированию лодкой, «расталкивающей» акулу, мне удается начать подтаскивать ее.
      Ощущения странные – явного сопротивления как такового больше практически не было – просто (правда, с немалым усилием) я продолжал подтягивать к лодке большой «мертвый» вес. Через несколько десятков метров намотанной лески нам всем стала понятна причина столь странного поведения рыбы – акула запуталась в стальном поводке, который стянул ей жабры и практически перекрыл доступ кислорода. Рыбу надо было спасать.
      Том перехватил поводок и потащил акулу к носу катера. Когда ее обездвиженный хвост стал опускаться под собственным весом ко дну, помощник технично распутал ее морду, и акула, изогнувшись, освободилась от последних пут самостоятельно. Подводная камера, которую мы периодически опускали в воду для съемок, показала, что рыба свободна.
      Хищник был немного заторможен после вынужденного кислородного голодания, и у нас появилась возможность хорошо разглядеть его с борта и даже потрогать. На вид абсолютно гладкая блестящая кожа оказалась жесткой и похожей на мелкий наждак. Широкие грудные плавники, а также резко заканчивающееся веретенообразное туловище придавали акуле почти полное сходство с крылатым снарядом. Сверху темно-серая, снизу  рыба была почти белой, оправдывая тем самым свое название.
      Позже Вейл рассказывал нам, что темная спина белой акулы является отличной маскировкой при одном из любимых маневров рыбы в этих местах – атаки морского котика снизу, с глубины. Учитывая, что подобные нападения акула совершает только в сумерках, на восходе или закате, можно хорошо представить, как такая невидимая ракета атакует зазевавшегося ластоногого.
      Интересно, что абсолютное большинство зарегистрированных нападений белых акул на людей пришлось именно на сумеречное время, и это говорит о том, что человек в большинстве случаев становится банальной жертвой ошибки рыбы, перепутавшей пловцов или серферов с так похожими на них в воде котиками. При этом даже в случае нападения на людей акула чаще всего только ранит их, а не разрывает на части, как это показано в кинофильмах. Конечно, в большинстве случаев один укус такой пасти бывает смертельным, но эти факты свидетельствуют в пользу того, что белые акулы по своей сути не кровожадны. Прожив на планете более сотни миллионов лет и эволюционировав в идеального морского хищника, акула не желает идти на любой риск и хоть немного менять свой обычный кормовой рацион. Первоначальная идентификация привычного пищевого объекта лежит в основе кормового поведения рыбы, и человек не значится в этом меню.
      Вслед за тем, как вторая акула весом около 700 кг была идентифицирована и после небольшого буксирования для вентиляции жабр благополучно отпущена, наша лодка повернула к порту. Первый рыболовный день закончен. Всего мы видели четырех акул, две из которых были пойманы. Отличный день, обещающий продолжение хорошей рыбалки.
      Уже на берегу Сергей обратил мое внимание на корпус нашего катера, водруженного на прицеп. Во многих местах на бортах и днище были видны отметины от укусов мощных челюстей и потертости, как от огромного напильника. Куска винта на одном из подвесных моторов недоставало. Не было никаких сомнений в том, что за свою явно не короткую жизнь катер повидал не одну сотню разъяренных акул.
      К сожалению, столь непостоянная в этой части планеты погода внесла свои коррективы в наши планы, и следующие два дня мы провели на берегу, пережидая штормовой ветер. Прогуливаясь в порту, мы смогли понаблюдать за местными рыбаками, которые мощными серфовыми спиннингами ловили с берега небольших акул и других прибрежных рыб.
      Наконец на третий день нашего вынужденного ожидания Вейл связался с хозяйкой маленькой гостиницы, где мы жили, и сообщил, что через час планируется наш выход в море. В порту нас встречали два огромных ската-хвостокола, которые постоянно живут в бухте и привыкли к тому, что рыбаки их подкармливают. Один из скатов очень заинтересовался подводной камерой, которую мы опустили с пирса, и даже чуть не проглотил ее.
      «А что, если нам так же близко попытаться снять пасть белой акулы?» – загорелись мы идеей. Штанга подводной мини-камеры была оперативно удлинена за счет имевшихся на корабле материалов; оставалось ждать подходящего случая.
      Ярко светило солнце, воздух был прозрачен и чист, как бывает с утра после шторма. Мы чувствовали, что сегодня нас ждет необычный день, хотя все начиналось обыденно (если такое определение вообще применимо для столь редкого мероприятия): два часа мы ловили некрупных тунцов и желтохвостов, затем переместились в бухту и закинули снасть на белую акулу.
      Сегодня ветер и течение действовали в противоположном друг другу направлении, что мешало прикормке дрейфовать по направлению к берегу. Акулы не показывались, и мы приступили к донной ловле. После нескольких пойманных Сергеем леопардовых акул его спиннинг вдруг согнулся в дугу, и катушка с визгом начала разматываться с такой скоростью, как будто крючок зацепился за проезжающий по дну скорый поезд.
      Когда уже при полностью затянутом тормозе бобина катушки опустела, незримый соперник на конце лески остановился, что дало Вейлу возможность быстро смотать большой спиннинг и сняться с якоря. Теперь лодка была готова следовать за рыбой, заставляющей рыболова еле удерживать опустившийся к самой воде спиннинг.
      Только спустя 40 минут Сергей смог предпринять первую ответную атаку и подмотать немного лески.  Началось «перетягивание каната» – та ответственная часть любого морского сражения с рыбой, когда каждая ошибка рыболова или слабость испытывающей запредельные нагрузки снасти сразу будут стоить трофея.
      Но вот обливающийся потом Сергей смог переломить ход борьбы, и леска стала медленно возвращаться на катушку. Наконец мы увидели долгожданный серебристый силуэт огромной рыбы под самой лодкой.
      – Это акула-лисица, минимум на 200 килограммов, – заявил капитан.
      Трудно было предположить, что рыбу таких размеров вообще можно поймать на столь деликатную снасть. Как часто бывает в таких случаях, пока мы вместе с командой лихорадочно соображали, как нам вытащить такую рыбу на борт, акула сделала последнюю попытку освободиться, и леска, не выдержав, с громким хлопком лопнула. Сергей был полностью вымотан и сразу почти не отреагировал на потерю рыбы, в то время как все остальные начали громко комментировать произошедшее...
      Несмотря за то, что поимка не могла быть официально засчитана, было очевидно – так долго сражаться, будучи вооруженным всего лишь ультралегкой снастью, с одной из самых крупных акул мирового океана весом в несколько сотен килограммов – это и удача, и подтверждение мастерства рыболова.
      Теперь Сергею оставалось продемонстрировать свой класс в противоборстве с царицей морей – бескомпромиссной белой акулой. Но, к сожалению, она заставляла себя ждать. День шел к обеду, однако поклевок не было.
      Две акулы заинтересовались было нашей приманкой, но, будучи сбитыми с толку запашистым облаком из останков сардин и тунцовой крови, которые относило в противоположную от берега сторону, вскоре уплыли.  Спустя еще какое-то время уже другая пара акул, одна из которых была очень солидного размера, начали описывать вокруг нас круги. Они то отплывали и надолго исчезали из нашего поля зрения, то сразу с обеих сторон проплывали под лодкой.
      Большая из акул вдруг заинтересовалась винтом навесного мотора и решила попробовать его на зуб.  «Сейчас точно будет поклевка», – решил я.
      Прозрачный поплавок моментально исчез с поверхности, леска натянулась и начала разворачивать корму лодки за собой. После подсечки акула еще больше ускорилась и практически полностью выпрыгнула из воды.  Что это было за зрелище! Обретя столь необходимую уверенность, Сергей начал неспешно «выкачивать» рыбу, которая, сопротивляясь даже у самой лодки, полностью сдалась лишь спустя 30 минут. К нашему  сожалению, она оказалась меньшей из двух акул, которых мы наблюдали. Ничего, мы подождем.
      В следующие дни, с еще одним вынужденным перерывом по погодным условиям, мы поймали 12 акул весом 300-800 кг. И каждый раз поклевка этого хищника заставляла нас в восторге затаить дыхание, а его последующее вываживание доставляло подлинное наслаждение. Мы скоро поняли, что агрессивный стиль сражения заметно сокращал время борьбы с акулой, которая не столько выбивалась из сил, сколько успокаивалась и позволяла подвести себя к лодке. Вейл объяснял это тем, что, будучи на вершине пищевой цепи и не имея явных врагов или соперников в воде, белая акула, по-видимому, испытывала не страх, а только физическое неудобство, к которому быстро привыкала.
      В один из дней нам удалось завести компактную подводную камеру в пасть акуле и с удивлением обнаружить там, помимо нескольких рядов зубов, еще и многочисленных полипов, прикрепившихся к деснам рыбы. Ценная информация для Вейла.
      В последний день нашей экспедиции, после очередной ординарной поклевки на легкий спиннинг при ловле со дна, я почувствовал зацеп, но спустя мгновение леска начала с диким визгом исчезать с катушки. Я затягивал тормоз, но скорость сматывания не уменьшалась. В отличие от предыдущего случая с Сергеем, эта рыба не останавливалась ни на секунду до тех пор, пока последний виток лески не покинул катушку, и, наконец, негромкий хлопок возвестил о том, что сражение проиграно незримому сопернику, даже толком не начавшись. Мне оставалось лишь отложить ставшую бесполезной снасть и теперь уповать на поклевку большой белой акулы.
      После того, как мы с Сергеем поймали нескольких крупных, но не рекордных особей, настал, наконец, наш черед испытать себя и наши снасти по максимуму.
      - Крупная рыба! – забеспокоился обычно остававшийся бесстрастным к размерам наших прошлых трофеев капитан.
      Многометровая тень прошла совсем близко под лодкой. Поклевка! Но леска провисла, и я начал стравливать ее руками. Наконец со второй попытки гигантская хищница заглотила большую леопардовую акулу на крючке. Услышав сухой шелест разматывающейся катушки, снятой с трещотки, я затянул тормоз.   Удилище изогнулось, но огромная рыба никак не отреагировала на уколовший ее в угол пасти крюк. По-видимому, акула просто не почувствовала, что поймана – она продолжала беспечно плавать вокруг лодки с вкусной прикормкой и искать, чем бы еще поживиться.
      Только спустя пять минут мощная морская хищница ощутила физический дискомфорт и с негодованием затрясла головой. Затем следует бросок ко дну, угол схода лески в воду резко уменьшается – и вот акула размером с небольшую подводную лодку показывается на поверхности и вспенивает океан своим мощным хвостом. Еще одно ускорение – рыба устремляется прочь от берега. Боже, только бы сдержать этот натиск и не дать слабины!
      Единственное преимущество рыболова над такой рыбой, превышающей его вес и разрывную нагрузку снасти в десятки раз – это смекалка. Сейчас успех будет во многом заключаться в умении постоянно «поддавливать» рыбу, заставлять ее двигаться при полностью затянутом тормозе. При этом важно самому не форсировать вываживание и давать своим мускулам отдыхать.
      Я неотрывно смотрю на кончик своего спиннинга. Когда он согнут – бесполезно тратить свои силы, здесь важно просто сохранять статус-кво. Как только рыба начинает уставать и чуть-чуть всплывает или движется в сторону лодки, кончик удилища выпрямляется, и я оказываюсь ближе к победе на 2-3 оборота катушки.
      Работая в кресле всем телом, прежде всего мышцами спины и бедер, я смог спустя 50 минут с момента поклевки подвести акулу к лодке на расстояние длины поводка. И вот, наконец, Том, до этого размяв руки, упирается ногами в борт и перехватывает рыбу. Но она еще не сдалась. Одним взмахом огромного, похожего на секиру хвоста акула вырывается из рук помощника и отплывает в сторону.
      Вдруг на некотором отдалении в море я замечаю плавающий объект, похожий на автомобильную покрышку. Но капитан объяснил, что это большой кусок шкуры кита, который только что отрыгнула начавшая сдавать рыба.
      Через некоторое время моей активной работы в кресле Тому представилась вторая попытка схватить поводок, и тогда разъяренная сопротивлением акула, наполовину показавшись из воды и открыв пасть, решила атаковать наш катер!
      Мощнейший удар в корпус заставил нас схватиться за борта, зубы огромного хищника заскрежетали о корпус.  «Нам потребуется катер побольше», – мог бы повторить в такой ситуации капитан Квейнт из кинофильма «Челюсти»...
      Виталий и Сергей продолжали отважно снимать беснующуюся рыбу. Вскоре акула успокоилась и до самого момента своего освобождения не доставила нам больше хлопот.
     – Великолепная крупная самка, полторы тонны весом, таких я вижу не более нескольких в год, – прокомментировал мою поимку улыбающийся во все свое обычно суровое лицо Вейл.
      В этот момент мной владели противоречивые чувства. Я понимал, что исполнилась моя сокровенная мечта, и вряд ли когда-либо мне суждено поймать в любом океане рыбу больше, чем эта. С другой стороны, я уже был готов строить планы вернуться сюда с новой экспедицией, чтобы хотя бы еще раз сразиться с белой акулой.  Великой белой мечтой.

 

Ихтиологическая справка
      Белая акула, или кархародон, – самая большая хищная рыба мирового океана, достигающая веса 3 т и длины 7 м. Распространена в среднетемпературных водах по всему миру, включая наиболее крупные популяции у берегов Калифорнии в США, Мексики, ЮАР и запада Австралии. Совершает длинные миграции – зафиксирован случай, когда помеченная акула проплыла 16 тыс. км за 9 месяцев. Держится обычно неглубоко от поверхности, но подтверждены случаи погружения рыб на глубину до 1,2 км. Во время атаки на свою жертву может развить скорость до 40 км/ч. Живет не менее 40 лет, достигает половой зрелости к возрасту 10 лет, вырастая к этому моменту до 3,5 м и достигая веса не менее 500 кг. Один из немногих видов акул и рыб вообще, чья температура тела за счет энергии работающих мышц и перевариваемой пищи всегда выше, чем температура воды.

Дата: 10.12.2012 18:33