Библиотека




ЗА КАМЧАТСКИМ ПАЛТУСОМ. КРАТКИЕ ИТОГИ ДАЛЬНЕЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Кирилл Кузищин

 

      Камчатка – уникальный регион нашей страны, тут на сравнительно небольшой площади сосредоточены вулканы и гейзеры, горные хребты и заболоченные тундры. А для рыболовов и вовсе фантастическое место, ибо нет больше рек с таким изобилием рыбы. Мы им посвятили ни один сезон и только лишний раз убедились, сколь большие перспективы еще впереди. Однако в один прекрасный день у нас созрело решение переориентировать рыболовные усилия.

      Мы заинтересовались морской ловлей в водах Тихого океана. С целевым объектом сомнений не было – конечно, это палтус.
      Палтусовая рыбалка стала в последние годы весьма популярной у наших рыболовов. Правда, за этой рыбой пока принято отправляться в Норвегию. Ловить там очень комфортно, есть и рыба в океане, и комфорт на берегу. Однако, судя по многочисленным отчетам соотечественников, никак нельзя сказать, что палтус многочисленен в водах Норвежского моря, да и размер трофеев, честно говоря, не особо впечатляет. Многие считают за счастье поймать экземпляр весом около 20 кг.
      Всегда хочется чего-то большего и всегда хочется испробовать что-нибудь новое. Вот поэтому камчатское направление палтусовой ловли нас привлекло гораздо больше, чем норвежское.

 

Немного ихтиологии

 

       Северная Пацифика – то место, где палтусы достигают своего наибольшего разнообразия и численности, причем именно в Тихом океане ловятся рыбины максимального размера.
      Палтусы – относительно небольшая группа среди огромного отряда Камбалообразных, который насчитывает более 600 видов. Известно 3 рода: белокорые – Hihpoglossus; синекорые, или черные – Reinhardtius и стрелозубые – Atheresthes.
      Род стрелозубых палтусов содержит 2-3 вида. Они встречаются на глубинах более 500 м. Эти рыбы нечасто попадаются в промысловые орудия лова и совсем уж редко на спортивные снасти. Особого смысла гоняться за ними нет. По размеру они совсем невыдающиеся, средняя длина – около 50 см при весе 1-2 кг, а максимальный зарегистрированный вес за всю историю поимок – 8,6 кг. Их мясо, мягко говоря, невыдающегося качества, так как сильно обводненное.
      А вот белокорый и синекорый палтусы, наоборот, в Охотском и Беринговом морях образуют мощные скопления и являются одними из ценнейших объектов промыслового лова. 
      У части научного сообщества есть мнение, что в Атлантическом и Тихом океанах обитают два разных вида белокорых палтусов, но большинство полагают, что это один вид с разорванным ареалом, так как в бассейне Северного Ледовитого океана обнаружить его пока не удалось.
Белокорый – самый крупный из всех палтусов и вообще из всего отряда Камбалообразных. Он достигает длины более 470 см, а его максимальный зарегистрированный вес – 363 кг, хотя есть указания на то, что ловятся рыбы массой более 400 кг. 
      Белокорый палтус – настоящий подводный исполин, повелитель тихоокеанского шельфа, где у него практически нет конкурентов. Единственная потенциальная угроза – зубатые киты, и то эти животные предпочитают более простую добычу в виде массовых пелагических рыб. 
      Тихоокеанский белокорый палтус по своему поведению отличается от своего атлантического собрата. Несмотря на большие размеры, живет он не так уж долго, как это можно было бы подумать. Максимальный известный возраст белокорого палтуса – всего 55 лет. Созревает он в 8 лет. В Атлантике крупные половозрелые рыбы редко поднимаются на небольшие глубины, их излюбленный горизонт – более 100 м. А в бассейне Тихого океана палтус осваивает очень широкий диапазон глубин. С глубокой осени и до весны он держится на уровнях 500-700 м, но весной, с прогревом шельфовых вод, он массово подходит очень близко к берегам и располагается на мелководьях до 20-30 м. Более того, на западной Камчатке никого не удивляет, что в июне – июле приличные палтусы появляются даже в лиманах рек и пожирают там заходящих из моря тихоокеанских лососей. Иногда таких разбойников весом 15-20 кг удавалось поймать даже на спиннинг!
      Синекорых палтусов – 2 вида. Они очень похожи друг на друга, иногда обитают совместно, например, в водах у северных Курильских островов и вдоль восточной Камчатки. От белокорого палтуса они отличаются тем, что слепая сторона тела имеет грязно-серый цвет, а зрячая сторона более темная, содержит много черного пигмента. Потому их иногда называют «черными». Они значительно уступают по размерам белокорому палтусу. Чаще всего в промысловых уловах присутствуют рыбы длиной 50-60 см и массой 2-3 кг, а максимальный вес – чуть более 7 кг. 
      В отличие от белокорого, синекорые палтусы и в северной Атлантике, и в Северной Пацифике ведут сходный образ жизни. Летом они держатся на глубинах 80-300 м, зимой откочевывают на большие глубины.  Они довольно редко попадаются на спортивные снасти, особенно в прикамчатских водах.
      У берегов Камчатки такие глубины пока слабо освоены рыболовами-спортсменами, а вот почему наши рыболовы не сообщают о поимках синекорого палтуса в Северной Атлантике – не совсем понятно. Численность его в Норвежском и Баренцевом морях вполне приличная, это промысловый объект. Видимо, синекорый палтус держится дальше от берегов, в открытом море.
      По вкусовым качествам синекорые палтусы ценятся выше белокорого. Они значительно жирнее, у них более структурированное мясо. Кроме того, у синекорых палтусов в составе жира доминируют так называемые «полиненасыщенные жирные кислоты». Человек их воспринимает как более вкусные и ароматные по сравнению с насыщенными. Кстати, для рыб действует правило, что чем в более холодной воде они обитают, тем больше у них вырабатываются ненасыщенные жирные кислоты, тем тоньше и лучше вкус для восприятия человеком. Поэтому плотва или щука из северных водоемов порой вкуснее, чем из Нижней Волги.

 

 

Пойти туда – не знаю куда


      Несмотря на то, что палтуса в морских водах Дальневосточного региона несопоставимо больше, чем в Норвежском или Баренцевом морях, устойчивых традиций и серьезного опыта спортивной ловли еще нет. Морской рыболовный туризм на Камчатке пока находится в начальной стадии развития. Отсутствует даже элементарная информация о районах ловли, глубинах распределения рыб (и не только палтусов), маловато опыта использования разных снастей. А ведь перспективы морской рыбалки тут, похоже, даже большие, чем в Норвегии. В последние 10-15 лет многие местные энтузиасты упорно занимаются развитием спортивной ловли, хотя это непросто. Все-таки Тихий океан – совсем не тихий, перипетии погоды тут – серьезный ограничивающий фактор.
      Вот и получались, что наша экспедиция была довольно-таки авантюрной. В нашу пользу играл очень мощный, на наш взгляд, фактор – мы едем на «свежую» рыбу, которую пока никто не ловил. А это в спортивной рыбалке перебивает весь негатив.
      При подготовке мы тщательно изучали опыт наших и зарубежных рыболовов по ловле палтуса в Атлантике и у берегов Аляски. На самом деле он оказался весьма противоречивым, а самое главное – неприменимым к новой местности. В итоге мы только запутались в массе информации и решили полностью полагаться на наших камчатских друзей.
      Поездку за палтусом организовали наши старые камчатские друзья – Виталий Мальков и Дмитрий Сорокин, которые за последний год весьма преуспели в морской рыбалке в прикамчатских водах и сумели нащупать кое-какие места. Не будет большой ошибкой сказать, что именно они среди лидеров по спортивной морской ловле. Те несколько сезонов, которые мы вместе провели на чавычевой ловле, показали, что Дмитрий и Виталий весьма серьезно подходят к вопросам рыбалки.
      Они порекомендовали приехать в середине лета, в июле или в начале августа. Это как раз то время, когда погода более стабильна – весенняя переменчивость уже позади, а осенние циклоны с Японского моря еще не приходят. Двадцатые числа июля оказались подходящими со всех точек зрения.
      Белокорый палтус достигает высокой численности по обоим побережьям Камчатки. Более того, в Охотском море его скопления даже мощнее, чем в Тихом океане. Но приоритет был отдан восточному побережью.
      Западная Камчатка – довольно-таки унылая, низкая, заболоченная и однообразная береговая линия без больших бухт и заливов. Дно тут пологое, 20-метровая изобата удалена от суши на 3-4 км, укрытий от внезапного шторма просто нет. Поэтому для безопасной и успешной спортивной ловли требуется мощный океанский катер, способный справляться с тяжелой волной холодного Охотского моря.
Восток Камчатки совсем другой. Берег тут скалистый, изрезанный, резко проваливающийся на большую глубину. Есть даже некие подобия норвежских фьордов, правда, они не столь протяженные, как на Скандинавском полуострове.
      Тут на небольшом пространстве, всего в нескольких минутах быстрого хода на моторе встречаются глубины до 200 м и подводные отмели глубиной 6-8 м. Эхолот постоянно показывает на дне огромные валуны – это последствия катастрофических извержений вулканов, а рядом – участки дна с ровным гравием. То есть места идеальные, чтобы искать рыбу.
      Что и говорить, увидев такие картины, мы отбросили все сомнения и опасения, с каждой минутой стала расти уверенность, что рыба обязательно будет нашей. Глаза просто разбегались от открывающихся возможностей. Хотелось немедленно расчехлить снасти и заняться их подготовкой по дороге к нашей базе.

 

 

Добраться до рыбы и подготовится к ловле


      К сожалению, логистика на Камчатке неидеальна. Это знают многие рыболовы, которые хоть раз тут побывали. Тому есть вполне объективные причины, переброска львиной доли грузов и пассажиров осуществляется по воздуху, а вертолет или другая малая авиация очень зависят от погоды.
Камчатка же на территории бывшего Советского Союза – место с наименьшим количеством солнечных дней. Ветер и облачность наблюдаются 280-340 дней в году.
      Однако наша дорога была на редкость приятной и короткой. С трапа самолета, не теряя ни минуты, мы отправились в морской порт и быстро перегрузились на борт океанского катера. Тем самым избежали перелетов на вертолете и связанных с ним томительных процедур ожидания погоды, погрузки на борт, проверок в аэропортах и т. п.
      Даже не верилось, как быстро мы оказались в местах, о которых можно только мечтать. Не прошло и пары часов после приземления, а мы уже выходили из морпорта Петропавловска-Камчатского, взяв курс на восток, к выходу на океанский простор. Прошли всю Авачинскую бухту – гигантское величественное творение природы, миновали знаменитые скалы Три Брата. Впереди – великий Тихий Океан.
      Он встретил нас длинной пологой океанской волной. Тут, в северных широтах, цвет воды темно-синий, со стальным отливом, и поневоле проникаешься мощью этой стихии. С погодой нам несказанно повезло. Редко такое бывает на Камчатке, чтобы все дни было солнечно, тихо и жарко. При ясном небе и слабом ветре, выйдя в океан, мы ощущали себя скорее в тропиках, чем в суровых водах Северной Пацифики.
      Вскоре наш корабль совершил поворот, океанская волна стала бить в борт, но качка сильно не ощущалась. Благодаря приличной скорости мы переваливались с волны на волну, направляясь в одну из заранее намеченных бухт. Со стороны океана она неприметная, со всех сторон окружена выдающимися отвесными мысами, а со стороны суши зажата высокими крутыми увалами, и только с нескольких распадков в нее стекает небольшая речка.
      Там-то, на устье этой безымянной речки, мы и обустроили наш скромный палаточный лагерь. Он расположился на лугу около гравийно-валунной косы, на самом берегу океана. Прилив и отлив постоянно то подпирали воду, то наоборот, делали устье совсем мелким.
      Сейчас, в жаркий камчатский июль, приморский луг, заросший диким шиповником, выглядел как сплошной ковер из цветов и листвы дикой розы и днем просто гудел от шмелей, собиравших нектар. Самое главное, что по вечерам и ночью морской бриз сдувал в сторону суши всех комаров, а днем они не выдерживали жары и прятались среди травы.
      В речку на нерест двигались тихоокеанские лососи. Уже почти прошла нерка, начался массовый ход горбуши.
      Расположение лагеря оказалось очень удачным. В обед мы наслаждались пейзажами заросших каменной березой скал и наблюдали ход лососей, а утром и вечером, с приливом, имели возможность свободного выхода на катерах в океан, на рыбалку за нашими палтусами.
      Опыт ловли наших друзей – Виталия и Дмитрия – говорил, что для морской рыбалки, особенно в условиях полузакрытых бухт, лучше подходят небольшие резиновые надувные лодки класса 420-450 с относительно слабыми моторами мощностью 20-30 л. с. Как оказалось на практике, этого вполне достаточно, чтобы двигаться даже при средней волне и чтобы было комфортно ловить троим рыболовам. Действительно, никакой стесненности мы не испытывали, более того, на таких лодках оказалось очень удобно и рыбачить, и к берегу подходить.
      Главное же, что с таких плавсредств гораздо удобнее вываживать крупного палтуса. Более того, резиновая лодка с небольшой осадкой гарантирует, что даже если рыбина уйдет под нее, то ничего страшного не будет – гладкие борта не обрежут шнур, а небольшие размеры позволят контролировать палтуса столь же успешно, как если бы он был в стороне. Да и мотором отработать очень легко, чтобы вывести крупного хищника «на чистую воду». В результате у нас появилась возможность применять менее грубую снасть и относительно тонкие шнуры по сравнению с теми, что используются при ловле в водах Норвегии или Аляски. А это, в свою очередь, повышает вероятность поклевки.

 

 

О снастях, или еще раз о том, как важно слушать знающих людей


      Признаемся честно, когда мы собирались на рыбалку, несмотря на горы прочитанной литературы, не имели особого представления, на какую конкретно снасть будем ловить. Это, конечно, непозволительная роскошь, которую мы могли себе позволить исключительно из-за того, что всецело доверяем нашим друзьям Дмитрию и Виталию. А они как раз сказали, чтобы мы взяли с собой только спиннинги, катушки и шнуры, а всю остальную оснастку они берут на себя. Мы совершили небольшую оплошность – не уточнили оптимальные, с точки зрения наших друзей, параметры спиннингов и шнуров. Почему-то решили, что сможем и сами справиться. Теперь с гордостью можем констатировать, что наши теоретические изыскания хорошо подтвердились практикой.
      Палтус – рыба очень серьезная, оказывает упорное сопротивление при вываживании. На первый взгляд, необходимы короткие удилища с тестом более 250-300 г и шнур ∅0,4-0,6 мм, способный выдерживать статическую нагрузку 70-80 кг. Да и мультипликатор нужен побольше размером и помощнее.
      Наши основные снасти были именно такими – удилища длиной 1,3-1,5 м, толстый «морской» шнур ∅0,6 мм. Тем не менее, хотелось немного поэкспериментировать, так как в последние время на Нижней Волге, при ловле сома, мы постепенно перешли на сравнительно легкие снасти и более чем успешно их применяем.   Поэтому с собой взяли несколько недорогих удилищ MITCHELL Alliance длиной 2,7 м и тестом 50-150 г. Эти спиннинги мы решили укомплектовать относительно небольшим мультипликатором ABU GARCIA Ambassador BG7000 и шнуром ∅0,35 мм c разрывной нагрузкой «всего» 50 кг. Это, конечно, был риск – ведь в камчатских водах мы серьезно рассчитывали сразиться с палтусом весом около 100 кг.
Кстати, заодно мы хотели сравнить – кто сильнее: сом на Волге или палтус на Камчатке?
      Как выяснилось, и та, и другая снасть имеют свои достоинства и недостатки. С одной стороны, длинный сомовий спиннинг несколько неудобен в лодке – он мешается при переходах, особенно по волне. С другой стороны, короткий и грубый спиннинг хуже во время ловли, особенно когда надо поигрывать приманками или перемещаться вдоль борта во время дрейфа.
      Удилище и катушка – всего лишь малая часть дела. Как известно, рыбалку делает непосредственно приманка. Рыболовная литература однозначно говорит, что палтус в каждой местности достаточно привередлив – то ему пилькер определенного цвета подавай, то силикон. Мы гадали, каковы же пристрастия у обитателя камчатских вод.
      Оказалось, монтаж приманки отличается от всего того, что мы видели на фотографиях в журналах и что нам предлагали в магазинах. Одного взгляда было достаточно, чтобы узнать старое доброе «коромысло» – традиционную камчатскую оснастку для ловли чавычи и других лососей на течении.
      В основе конструкции – проволочное коромысло-противовес. Крепеж основного шнура – посередине, а на концах – с одной стороны грузило, а с другой – крючки под насадку. Но много и специфики. Для этой оснастки используется очень толстая флюорокарбоновая леска толщиной не менее 1,5 мм. Поразительно, но самые простые, незамысловатые «бабьи» узлы на такой леске завязываются, что называется, насмерть, и об их надежности можно не беспокоиться.
      Грузило используется тяжелое, но не столь массивное, как можно было бы ожидать – от 80 до 100 г.
      На другой край коромысла на том же флюорокарбоне монтируются здоровенные крючки №26-30 по отечественной классификации. Размерчик тот же, что и для сома при ловле на квок. Выше крючков октопусы красного, белого или розового цвета.
      Основной насадкой служат полоски мяса нерки или горбуши. Рыбную нарезку надо насаживать через шкуру – это обеспечивает надежное крепление. За день, если нет поклевок, достаточно пару раз сменить насадку, так как в морской воде мясо лососей долго не теряет своей привлекательности для палтуса и других морских обитателей.
      Как оказалось, местный палтус имеет капризный характер. Например, категорически не любит октопусов салатового или темного цвета, недолюбливает металлические поводки. Впрочем, для палтусовой ловли они и не требуются. Мы тщательно рассмотрели клыки этих хищников – они хоть и мощные, но совершенно гладкие, режущих кромок, как у щуки или тропических барракуд, нет.
      Разнесение грузила и крючковой части монтажа имеет глубокий смысл. Дно бухты – сильно пересеченное, представляет собой типичный риф из вулканической лавы. При малейшем дрейфе грузило застревает между валунами и может быть извлечено только при приложении изрядной силы. Если бы крючки были на одном поводке с грузилом, то количество обрывов возросло бы многократно. Нам же удалось отделаться символическими потерями нескольких грузил на всю компанию.
      Применение искусственных приманок не приветствуется, по крайней мере, в бухтах восточной Камчатки. Имеющийся опыт показывает, что пилькеры и блесны работают плохо, а применение джиг-проводки или троллинга и вовсе почти невозможно из-за пересеченного донного рельефа.

 

 

В океан!


      Несмотря на удачное расписание авиарейсов и отсутствие каких-либо задерживающих обстоятельств, путь до бухты, размещение в лагере и обед на океанском берегу заняли приличное время. Да и подготовка снастей, хоть и приятное само по себе занятие, тоже задерживало выход на ловлю заветного камбалообразного. В итоге осталось совсем немного времени перед закатом, буквально 2,5-3 часа. Дмитрий и Виталий, не колеблясь, повели наши экипажи на боевые тропы, заразив и нас своей уверенностью в успехе.
      На закате волнение утихло, океан был великолепен. Для первого дня достаточно было просто намочить снасть и побыть в этом фантастическом месте. Честно говоря, мы не рассчитывали на палтусовый клев, помня материковую рыбалку и ее стереотипы – мол, надо сперва приспособиться, почувствовать водоем, а уж на следующий день ловить всерьез. Поэтому в первый час мы были более чем удовлетворены всевозможной разнорыбицей. Нам попадались несколько видов тихоокеанских керчаков (местное название – «бычок») и «ленок». Так камчадалы называют терпугов, их тут несколько видов, но чаще всего попадается зайцеголовый – типичный обитатель шельфа Тихого океана и Берингова моря. Это популярный объект любительской рыбалки, его с удовольствием берут для холодного и горячего копчения. Нечто подобное хотели сделать и мы, но    Дмитрий и Виталий решительно пресекли наши поползновения и порекомендовали не размениваться на всякую ерунду и сосредоточится на серьезной рыбе.
      И вот тут мы выучили еще один важный урок, связанный с местной спецификой палтусовой ловли. Из рыболовной литературы создается впечатление, что для ловли этого хищника надо найти подводную банку, встать над ней на донный или плавучий якорь. То есть ловля происходит с неподвижного судна. А вот здесь, на восточной Камчатке, действует другой прием – поиск рыбы в дрейфе. Для этого небольшая резиновая лодка подходит просто идеально, и нам стало ясно, почему именно такие плавсредства используют наши друзья.
      Почти в любой бухте из-за приливно-отливных явлений всегда есть течение вдоль берега. Поэтому, выбрав нужную изобату, остается только опустить монтажи с приманками на дно и прочесывать местность. При отсутствии ветра лодка почти всегда удивительно стабильно оставалась на нужной глубине, а легкий дрейф со скоростью около 1 км/ч позволял нашим двум лодкам тщательно обловить полосу шириной 30-40 м.
      Крайне важно знать правильную глубину и район ловли. В нашем случае протяженность дрейфа составила примерно 250-300 м, после чего мы заводили моторы и заезжали на исходную позицию.
      Ловля с якоря, по словам Дмитрия и Виталия, малоэффективна по нескольким причинам. Стоящая лодка и работающие снасти довольно быстро привлекают то, что не нужно – керчаков, терпугов, морских окуней, даже малоприятных на ощупь скольких липарисов, и те начинают собираться. Увы, палтуса это столпотворение совсем не привлекает, хотя среди этого хоровода он явно отыскал бы для себя что-нибудь съестное. Но главная причина заключается в совершенно неожиданной и, казалось бы, нелогичной осторожности летнего восточно-камчатского палтуса. Как оказалось, у него крайне аккуратная  поклевка!
      Почему-то мы ожидали сильного удара, мощной потяжки или чего-то подобного. Даже удилище к руке или лодке хотели привязывать. А оказалось, что палтус клюет как подлещик в глухозимье на водохранилище.   Ощущается поклевка как легкая задержка приманки во время дрейфа, как будто бы крючки чуть-чуть задели за подводную растительность или с песчаного грунта вдруг попали на каменистый.
      При этом вся другая рыба вовсе не проявляет такую вежливость, особенно керчаки. Те как повиснут на крючках, так можно не сомневаться – сидит! А вот палтус, видимо, пробует наживку несколько раз – то возьмет ее в пасть, то выплюнет.
      Непросто привыкнуть к такому странному поведению огромной рыбины – казалось бы, чего ей бояться? Но именно из-за такой манеры мы, похоже, пропустили несколько поклевок, просто «не узнав» их. Надо сказать, что учишься быстро, хватило по 1-2 «зевка» на брата, чтобы больше уже не сплоховать.
      Пришлось нам переучиваться и в манере подачи приманок. Опять же, казалось, что нужна активная игра, с резкими рывками, чтобы привлечь рыбу. Но нам быстро объяснили, что как раз вот этого делать и не стоит.    Местный палтус не любит суеты и не хочет пробовать резко дергающуюся добычу. Рывки, опять же, привлекают только терпугов и керчаков. Вспомнились уроки дроп-шота при ловле судака на Нижней Волге, когда требовалась сосредоточенность и погруженность в ощущения, а не судорожные движения удилищем.
Для палтуса требовалась очень плавное поигрывание кончиком спиннинга с очень небольшой амплитудой,    всего 2-3 см. При этом требовалось контролировать снасть, чтобы она шла именно по дну или в непосредственной близости от него. Поэтому со стороны казалось, что рыболовы в лодке просто держат спиннинги и ждут, когда клюнут палтусы. На самом деле все были напряжены и старались очень аккуратно и четко подавать приманку. Это была настоящая работа. Так что первый выход в океан начисто разбил наши стереотипные представления о палтусовой ловле. То, что мы увидели и ощутили, было совсем иным, чем мы ожидали.
      Такой способ ловли палтуса был результатом довольно длительной предварительной работы Дмитрия и Виталия. Не сразу им удалось раскусить премудрости местных подводных дебрей и повадки хозяина здешней бухты. Нам, безусловно, сильно повезло, что нас пригласили в уже разведанные и возделанные «огороды».
      Первая премудрость – определить район бухты и диапазон глубин, на которых держится палтус. И тут мы опять получили новый урок. Оказывается, за палтусом на Камчатке вовсе не надо лезть на большие глубины. Тут, у скалистых  берегов восточной Камчатки, в июле он стоит на смешных горизонтах – всего 8-12 м! Вот тебе и повелитель глубин! А на горизонтах 30-40 м и более мы смогли поймать только мелочевку – палтусят весом 1-1,5 кг.
      Распределение палтуса по бухте весьма неравномерное. Где попало крупные экземпляры не стоят. Лучший подводный ландшафт для них – пересеченный подводный рельеф, где лавовые нагромождения чередуются с небольшими песчаными или галечными полянками. Дополнительный привлекательный фактор – наличие ступеньки. Если есть хорошо выраженная подводная бровка шириной хотя бы 20 м, и на ней есть крупные валуны – можно не сомневаться, вот именно тут и будут стоять белокорые.
      Одну такую бровку мы регулярно облавливали. Глубина тут была всего 7-8 м, до береговых скал – рукой  подать, но палтус исправно клевал! Непросто разведать такие секретные места, но несколько участков заняли свое место в навигаторах наших друзей, что позволило нам бить прицельно, по точкам, тратить совсем немного времени на переходы. Тем не менее, Дмитрий и Виталий рассказали нам, что их опыт пока не столь обширный, как того хотелось бы, и надо продолжать разведку местности.
      Изложенное выше довольно долгое повествование было сконцентрировано в короткий инструктаж на месте, и в первый вечер пошла серьезная рыбалка. Между нашими лодками было небольшое расстояние – от 20-30 до 70-80 м. Мы специально держались вместе, так веселее, да и если бы у кого-то попалась царь-рыба, можно было бы подойти, чтобы сфотографировать и процесс, и результат.
      Уже под вечер, в лучах закатного солнца над тихой бухтой раздался победный крик – один из экипажей вытащил могучую рыбу.
      Все прошло по типичному сценарию местной рыбалки. В дрейфе по глубине примерно 10 м, пройдя без зацепов груду подводных валунов, приманки вышли на песчаную косу. Тут-то их и настиг палтус, который, правда сказать, не стал долго пробовать горбушачью нарезку, сразу схватил ее мощными челюстями. А после подсечки показал, на что способны крупные рыбы. Затянутый фрикцион на сомовьем мультипликаторе не смог полностью застопорить сход шнура, но этого и не требовалось. Удачно вышло, что в первые минуты борьбы палтуса удалось оторвать от дна примерно на 2-3 м. После этого хищник начал совершать широкие круги вокруг лодки диаметром примерно 10-12 м. При этом, несмотря на мощное короткое удилище морского класса, сдвинуть палтуса с выбранной им глубины очень долго не удавалось. Совершенно новый для нас стиль борьбы крупной рыбы! Однако вскоре она стала уставать, и ее довольно быстро удалось подтащить к лодке. Вот тут мы убедились, насколько удобен низкий, закругленный резиновый борт. Палтуса достаточно было слегка направить, чтобы он соскользнул внутрь лодки.
      Первый попавшийся экземпляр никак не тянул на звание трофейного. Мы его взвесили, оказалось, что он потянул всего на 21 кг. Невелик, зато мы убедились в мощи этой рыбы. По первому ощущению казалось, что там, под водой, против нас был настоящий монстр.
      По идее, после первого палтуса можно было бы и вернуться, все-таки солнце быстро уходило за береговые хребты. Но Дмитрий, словно почувствовав что-то, не спешил. Ему, опытному рыболову, показалось, что вдруг усилилось течение вдоль берега. Такое явление бывает перед самой высокой отметкой прилива, но не всегда, а лишь в том случае, если с берега начинает дуть сгонный ветер. По мнению Дмитрия, такое усиление течения активизирует рыбу, поэтому стоило воспользоваться благоприятной ситуацией. Кроме того, у наших друзей сложилось впечатление, что на самом закате у палтуса бывает своего рода выход.
      Уже заметно темнело, на ловлю остались буквально минуты, так как проход в речку довольно узкий и лучше бы его пройти до темноты. В принципе, все уже были готовы завершить первую вечернюю сессию, но Дмитрий уверенно оставил нас на воде, хотя и постоянно оглядывался на запад, в сторону берега. Вдруг он отдал громкую команду: «Всем быть начеку! Ждать поклевку!».
      Мы как будто проснулись, ни на секунду не усомнившись в серьезности команды. И ведь прав оказался наш эксперт! Буквально через минуту после его возгласа еще одна поклевка, и вот тут уже ни у кого не было никакого сомнения, что клюнул очень солидный палтус. Подсечка, но после нее даже чуть-чуть приподнять рыбину не удалось – сопротивлялась она очень упорно, при этом как будто ворочалась с боку на бок. Удилище согнулось в колесо, но фрикцион удалось отрегулировать очень точно, чтобы хищник затрачивал изрядные усилия на размотку шнура.
      Борьба с этой рыбиной позволила с предельной ясностью осознать, насколько палтус все-таки сильнее сома. После примерно 10 минут борьбы палтусу она наскучила, и он решил применить силовой прием. Он мощно потянул вниз и в сторону – такое впечатление, что дно переходило в небольшую ямку, и рыба получила возможность вертикального маневра. Потяжка была настолько сильной и неумолимой, что фрикцион не успел сбросить шнур, и палтус потащил в воду рыболова, которого пришлось срочно перехватывать, чтобы он не выпал за борт!
      В дальнейшем крупных палтусов мы старались вытаскивать с подстраховкой, ибо выпасть за борт в наши планы никак не входило. Процесс медленного вываживания продолжался еще около 20 минут, в течение которых удалось сократить дистанцию между рыбой и удилищем примерно до 4-5 м. Через воду уже можно было разглядеть палтуса – это был достойный экземпляр. Не центнер, но явно не мелочь. Казалось бы, финал борьбы уже близился, но тут палтус опять продемонстрировал характер упорного бойца. Перед бортом лодки он стал бить хвостом и всем телом по поверхности, поднимая фонтаны брызг. Такие резкие кульбиты на ближней дистанции чреваты обрывами шнура, если, конечно, фрикцион отрегулирован неверно. Но зная строптивый нрав камчатских палтусов, Дмитрий заблаговременно велел ослабить затяжку фрикциона, поэтому обмануть рыболова белокорому не удалось, шнур выдержал. Еще несколько кувырков через себя под бортом, и, наконец, рыба успокоилась. Ее удалось втащить без помощи багров и прочих орудий инквизиции. Достаточно было просто ухватить под жабры.
      Втаскивали его, правда, вдвоем – уж больно велик и тяжел он оказался. Чтобы взвесить, повезли трофей на базу, уже почти в полной темноте. Навигация в устье речки была не очень простой, но прилив еще держал воду, и на малом ходу мы благополучно причалили возле палатки кают-компании, где нас дожидался ужин.
Вернулись мы победителями, привезли обоих палтусов. Того, что поменьше, решили пустить на кулинарные цели, а большого взвесить следующим утром и отпустить домой, в океан. Гиганта привязали на веревку и отпустили в воду. На его примере мы хорошо поняли, как палтусы умудряются заходить в лиманы рек и охотиться на лососей.
      Дело в том, что возле наших палаток вода была почти пресная, и лишь во время высокого стояния прилива становилась солоноватой. Тем не менее, палтус прекрасно пережил ночь и был вполне бодрым к утру. Даже опять стал проявлять характер, когда его подтаскивали для взвешивания. Оказалось – 52 кг. Это уже неплохо, во всяком случае, вселяло надежду на настоящий трофей, хотя ловля даже таких рыб оставляет незабываемые впечатления.
      Ранним утром погрузили нашего палтуса в лодку и выпустили в морскую воду. Он несколько секунд побыл у поверхности, потом по длинным плавникам пробежала волна, и рыбина степенно ушла на глубину. Хорошо бы с ним повстречаться через несколько лет!
      Сохранялась интрига, почему же Дмитрий так упорно хотел остаться на воде и так уверенно предсказал поклевку. Оказалось, что у него есть маленький секрет. Дело в том, что мы находились в строго определенном месте, вернее, даже в определенной точке, которая у него была забита в навигатор. Увлеченные ловлей, мы и не заметили, как Дмитрий аккуратно подвел наши лодки в нужную точку. А дальше он просто ждал того момента, когда заходящее солнце коснется нужной горы на горизонте. Раньше Дмитрий подметил эту примету, и редко когда она не срабатывала.
      Другими словами, при определенной фазе прилива или отлива в этой точке на закате был почти 100-процентный выход. Как будто бы это сладкое место знали все палтусы в окрестностях, и если вдруг место освобождалось, то вскоре туда приходил другой хищник. Мы имели возможность удостовериться в этом, но, как это часто бывает, на место крупной рыбы почти всегда приходит более мелкая. Видимо, палтус-гигант зайдет на излюбленную стоянку не сразу, а через какое-то время.
      После первого успешного вечера ловля у нас продолжалась уже в течение всего дня, прерываясь только на короткий обеденный перерыв. Опыт накапливался быстро, места методично облавливали. В навигаторах наших друзей было всего 3 полосы примерно по 300 м в разных концах бухты.
Они немного различались по структуре дна. Если на одной полосе были сильные нагромождения валунов и редкие галечные полянки между ними, то на другой прогон представлял собой совсем другую структуру – возвышение до 12-15 м среди глубин 20-25 м, а дно – в основном песок с редкими лежащими на нем валунами, ну а третий прогон – нечто среднее. Как оказалось, этих трех полос более чем достаточно для успешной ловли. В середине яркого солнечного дня палтус несколько лучше клевал на 12-15 м, а ранним утром и на закате у нас лучше получалось на меньших глубинах.
      Итог нашей короткой, всего 3 полных дня, экспедиции был вполне впечатляющим. Нам удалось поймать 6 палтусов по 25-30 кг, двух рыб от 30 до 40 кг, еще двух весом более 50 кг – 51 и 52 кг, а также несколько мелких 10-12-килограммовых.
      Несмотря на довольно большую численность рыб в улове, выявить выраженные тенденции мы не смогли. И крупные, и мелкие палтусы клевали в любое время суток. Существенных отличий в характере поклевки также найти не удалось. А вот сопротивление было прямо пропорционально размеру и весу, по нему мы довольно быстро научились предсказывать примерные параметры трофея.
      Мы считаем, что такой результат – яркое доказательство исключительного богатства камчатских вод. Увы, поймать гиганта, достойного изготовления чучела, в этот раз нам не удалось. Правда, примерно через 2 недели после того, как мы покинули нашу Счастливую бухту, Дмитрий и Виталий вернулись и сумели поймать палтуса весом чуть более 70 кг. Так что перспектива трофейной рыбалки более чем ясная.
      Несколько слов о работе снастей. Как выяснилось, в нашей компании они были самые разные. Были короткие и мощные, были и длинные, до 3 м, могучие спиннинги, а у некоторых из нас – облегченная снасть. Так получилось, что именно на нее попались оба самых крупных палтуса, только в одном случае шнур был ∅0,6 мм, а в другом – ∅0,35 мм. Выяснилось, что гибкий спиннинг работает ничуть не хуже, чем мощные «моряки». Да, увеличивается время вываживания, зато палтус ведет себя спокойнее возле лодки. Так что хорошо работают практически все снасти.

 

 

О прилове и полевой кулинарии

      По нашим задумкам, весомое место в нашем рационе должен был занять подножный корм, то есть те деликатесы, которые можно добыть своими силами в океане. Уже в первый вечер мы решили испробовать палтуса в самом разном виде.
      Только рыбой решили не ограничиваться, дополнив разнообразие блюд свежими крабами. Согласно  Правилам любительского и спортивного рыболовства Камчатского края, на одного человека может приходиться одна краболовка. Так как наша компания была довольно многочисленная, мы могли выставить почти десяток, но ограничились только тремя.
      В качестве приманки местные рыболовы используют мясо рыб, неважно каких, пресноводных или морских.  Так как керчаки и терпуги нам попадались с завидным постоянством, то с этим проблем не было. Каждый день мы снимали урожай по 1-2 краба-стригуна с каждой ловушки, что было вполне достаточно. В итоге у нас все дни был богатый выбор разнообразных блюд из рыбы и крабов.
      Главное внимание мы уделили, конечно, палтусу. Уха из него наваристая и очень сытная – одной тарелки вполне хватает на целый день. У этой рыбы оказалось одно свойство – ни одно блюдо не приедается. Именно палтус был звездой нашей кухни все дни. А вот до других видов рыб дело не дошло. Было совершенно безосновательно отказываться от деликатесного палтуса ради каких-то странных рыб, которые выглядели куда менее аппетитно.

 


Эпилог


      Итак, после полных впечатлениями трех дней мы отправились обратно в порт. Мы расценивали нашу экспедицию как абсолютно успешную, так как удалось почти все из задуманного. Только в одном не преуспели – не поймали настоящего гиганта, но дело это – трофейная ловля – требует серьезного прилежания и времени. Зато опыт накоплен, и у нас есть большая надежда, что мы сюда вернемся и продолжим наши рыболовные усилия.
      Уже сейчас можно суммировать наши впечатления о летней палтусовой рыбалке в водах восточной Камчатки в виде нескольких тезисов:
- ловля успешнее при дрифте, а не со стоянки в одной точке;
- наилучшие результаты достигаются при ловле на небольших глубинах, нет никакой нужды забираться в бездну;
- для провокации поклевки нужна аккуратная и вялая игра приманками;
- для палтуса летом на мелководье характерна чуткая, осторожная поклевка, которую можно легко прозевать, что требует особого внимания и сосредоточенности.
      Конечно, выявленные закономерности требуют дальнейшего уточнения, так как детальная проработка техники ловли палтуса на Камчатке только в начале пути. Главное наше впечатление – это невероятные возможности фантастической морской ловли, которые имеются в наших водах. Мы искренне надеемся, что морское спортивное рыболовство в нашем Дальневосточном регионе позволит создать серьезную альтернативу Норвегии и другим зарубежным регионам, а наши рыболовы получат уникальную возможность развития нового перспективного направления.

 

Дата: 06.08.2015 16:52