Библиотека




САМЫЙ ПОСЛЕДНИЙ ЛЕД

Алексей Демидов


      Насыщенный различными интересными подледными рыбалками зимний сезон подошел к концу. Завершить его мы с Николаем запланировали в ближайшие выходные. Решили порыбачить в устье небольшой таежной речушки, впадающей в лесное озеро.
      Весной дорог каждый день. Да что день – дорог каждый час!

      Весна в этом году выдалась аномально теплая и ранняя. На Камское водохранилище и впадающие в него большие реки – ни ногой, уже очень опасно, а вот на безымянном лесном озере, спрятавшемся в глухом лесу, лед пока вполне надежный.
      Тактику предстоящей рыбалки разрабатывали весь вечер. Главная задача – добраться до реки, а еще лучше – до ее устья. Не менее важно, где именно рыбачить и какую рыбу ловить, а если получится – еще обловить и глубокий участок русла реки непосредственно в самом озере.   
      Скользкий и грязный первый десяток километров дороги превратили мою красавицу-машину в уродливое чудовище. Вскоре машину пришлось оставить на опушке леса.
      Трехкилометровый марш-бросок на лыжах по нехоженому раскисшему снегу, нагретому солнцем на лесных полянах, нас изрядно утомил – мы торопились, хотели успеть к завтраку – и нашему, и рыбьему.
      И вот мы на месте. По опыту ловли на других малых речных речках знаем, что в устье зимует множество самых разных рыб, скатившихся к озеру еще до ледостава. Сюда же и в это же время подтягивается и «свежая» рыба из озера.
      Первый ориентир для нас – береговая линия. По ней определяем, что здесь мелко. Здесь и начнем.
      Бурим первые лунки. Несильное течение и полуметровая глубина позволяют использовать каплевидную вольфрамовую мормышку среднего размера с двумя-тремя мотылями.
      Рыба начала клевать сразу же, при первых проводках, но не та, к которой мы с таким трудом добирались. Мелкая сорожка вперемешку с мелкими же окуньками буквально на части раздирали только что насаженных рубиновых червячков. Смена насадки на опарыша картину не изменила. Ошалевшая с голодухи рыбья мелочь, живущая в заметенной снегом лесной реке, уже не то что клевала, а просто выдирала удильник из руки. Жадность нахальной мелюзги нас удивляла. Небольшие, в ярких тельняшках, будущие речные разбойники – окуни – остервенело набрасывались на любую приманку, которая попадала в поле их зрения.
      Такой бойкий клев сначала нас воодушевил, но вскоре надоел – за час не попалось ни одной рыбы весом более 100 г. Всю ее мы отпустили, заранее договорившись брать только тех, кто подрос хотя бы до 200 г. Стало понятно, что с этого ужасного места нужно уходить.
      Переместились на омут. Разбуривать его стали в двух направлениях. Бурить тяжело – лед больше метра и пропитан водой.
      Мы оба пользуемся шведскими MORA Viking ∅110 мм, только у меня – шнек короткий, а у Николая – в два раза больше. Его ледобур проходит метровый лед за один заход, выбирая при этом намокшую ледяную крошку за раз, а вот мой коротыш вязнет и застревает, да так, что иногда сразу и не вытащишь. И приходится после нескольких оборотов выбирать крошево и ладонями, и буром. Если этого не делать, то мелкая ледяная крошка зажимает мой «коловорот», и его недолго затупить. Я заметил, кстати, что такой же, как у меня, ледобур, но с ножами ∅130 мм проходит глубокий весенний лед намного быстрее и легче, хотя по идее должно быть все наоборот.
      Николай уверенно рассверлил всю вогнутую сторону 30-метрового омута и под самым берегом, где глубина подо льдом минимальная. Он рассчитывает найти там сорогу, а я в глубине омута – подлещика.
      Существует интересная закономерность ловли в омутах таких речек. В каждой лунке может клевать рыба только одного вида: сорога, окунь, язь, лещ или щука. Даже в том случае, когда расстояние между лунками составляет около метра. Во многих лунках непременно замучает «подъершик» – есть такая зловредная колючая мелочь в наших речках. Это даже не ерш, это особо жадная особь из семейства, которая в детстве часто не доедала и сейчас решила за один раз съесть все.
      Мои же удочки, оснащенные леской ∅0,15-0,18 мм со средними и крупными мормышками, донный злодей-подъершик тоже не обходит стороной. И я иногда даже не могу сразу понять, что же это у меня с кивком – то ли леска в кембриках запала, то ли мормышка запнулась за что-то…

      Почему я оснащаю удочки такой «толстой» леской? Только для того, чтобы быть уверенным: исход борьбы гарантированно завершится в мою пользу. Мелочевка мне совсем не интересна. А вот Николай борется за каждую поклевку и за каждую рыбку. Его лески диаметром около 0,08 мм превращают поединок со стограммовой сорожкой в настоящий спектакль, что приносит ему массу удовольствия.
      Большая удача – найти универсально работающую лунку, где клюет разная рыба: то сорога подойдет, потычется, за ней – стайка бойких любопытных окушков. Нет-нет да и влетит широкотелый подлещик под килограмм – и нервы пощекочет, и расслабиться не даст. И будет замечательно, если кусачий щуренок не появится и слизливый монстр по мормышке елозить не будет.
      А что еще интересного в ловле на нашей весенней реке? Это то, что на одной клевой лунке можно ловить целый день, буквально от рассвета до заката. Клевую лунку можно обнаружить в любом месте – и на мели, когда воды подо льдом всего 5 см, и на самой большой глубине. Это когда повезет.
      А когда не повезет, то в поисках этой клевой лунки можно дырявить лед аж до горизонта и не увидеть за день ни единой поклевки.
      Представим, что мы рыбачим на мели, где глубина со спичечный коробок, а дно ровное. В каком-то месте отмели есть небольшая выемка, впадина или микроканальчик, где глубина чуть больше. Можно целый день бурить рядом и ничего не поймать, а можно попасть буром прямо в эту ямку, где и будут активные поклевки.
      А если это глубокое место, вблизи которого находится небольшая коряжка – топляк или шапка-отмель (небольшая возвышенность на дне), рыбалка будет удачной.
      Но хотя я и знаю об этом, и имею многолетний опыт зимней рыбалки, но найти такие уловистые лунки мне удается не так часто, как хотелось бы. А уж если найду, тут уж держись! Жене долго придется возиться на кухне. И коту тоже достанется. И он мне все простит.
      Поэтому, чтобы приходить домой из тайги с уловом, нужно делать так.
      Прийти на реку, найти подходящий участок реки и тупо бурить лунки в метре друг от друга. Желательно в шахматном порядке и пока не надоест.
      Бывает, набуришься до того, что трясти удочкой уже не надо – рука сама трясется. Но чаще всего не так, как надо бы.
      Бегаешь-бегаешь вдоль лунок, дергаешь ручкой, а потом смотришь: подошел рыдван деревенский, мальчишка с удочкой «никакой» проковырял ржавым дедовым буром дырку промеж моих фирменных и таскает увесистых рыбин одну за другой. А тебе остается только смотреть и радоваться за подрастающее поколение.
      Такую рыбалку я называю точечной. Кто угадал точку, тот и поймал!
      Как-то раз нашел я такую волшебную лунку. Не поверите – 17 кг окуней за 5 часов надергал. Это была сказочная ловля, правда, мормышек я оставил там – не счесть, причем в рыбе – всего пару штук, а остальное – в коряге.
      Та лунка вначале мне показалось непонятной. Мормышка, достигнув дна, через какое-то время начинала проваливаться еще глубже. Оказалось, мормышка соскальзывала вглубь с коряги, в то самое место, где сразу же следовала поклевка. Выше коряги окуням она была не интересна.
      Мужики меня оббурили. Одному из них я ради эксперимента разрешил оббурить меня по кругу, и самая ближайшая его лунка оказалась в полуметре от моей. И что? Ничего он не поймал.
      А еще был случай, когда я на одной из волшебных лунок ловил рыбу только утром. Днем и вечером лунка молчала. Была она просверлена в месте с глубиной около 2,5 м, строго посредине омута, среди глухого коряжника. Я прибегал до рассвета, тихонько разбуривал заветную точку, выдергивал с десяток полосатых по 300-400 г и уходил искать рыбу дальше. Знал, что в этой лунке за день не увидишь больше и поклевки. И так в течение весны.
      Чтобы разгадать загадку этой точки, я разбуривал тот омут не раз. Было ясно, что окуня в нем много, но не ясно, почему он клюет только в одной лунке и только в определенное время.
      Как-то, помотавшись по всей реке и ничего не поймав, я твердо решил приехать на следующий день и разгадать тайну этого загадочного места. С утра, как всегда, был яростный клев. Обычное количество окуней я уже выловил, и когда они «кончились», приступил к запланированным экспериментам.
      Установил палатку, обложился всеми своими коробочками с мормышками и блеснами и принялся за дело. Пяток проводок-потрясучек и замена очередной железяки. Снова меняю и снова трясу. Часа два экспериментировал! И ведь нашел способ. Обманул полосатых по полной программе. Целых два раза.
      В первый раз горбатые не сразу обратили внимание на предложенную хитрую мормышку. Обычная игра этой приманкой им была не по вкусу. Пришлось подумать, чтобы это вольфрамовое чудо с худосочным тельцем и крючками-лапками начало шевелиться правдоподобно. Трехсантиметровым мягким кивком из лавсана я добился нужных движений – плавный 3-5-сантиметровый подъем приманки и резкая остановка. И так – до метра высотой. А после этого – так же плавно и медленно опускал ее с паузами.
      Могу рассказать, как для такой проводки тренироваться.
      Положите указательный палец на край стола. Это – мормышка на дне.
      Погладьте пальцем поверхность стола. Это – мормышка-насекомое возится на дне, поднимая муть.
      Плавно поднимите палец на 3-5 см и резко остановите его на пару секунд. Это – насекомое оторвалось от дна.
      Продолжайте плавно поднимать палец вверх, чередуя подъем с остановками. Это – мормышка-насекомое движется в воде.
      Главное в этом деле – не сбиваться с нужного ритма.
      Что при этом происходит с двуногой мормышкой? При подъеме ножки-крючки прижаты к ее телу. При резкой остановке крючки поднимаются до упора, определенного конструкцией мормышки, а затем плавно возвращаются в исходное положение. А не очень умные колюче-плавниковые создания думают, что это летает бабочка. И хотят ее попробовать на радость мне. 
      Эта мормышка стала моей любимой и была ею до тех пор, пока ее однажды не забрал себе на память какой-то красноперый упрямый тяжеловес.
      Во второй раз, ближе к вечеру, нашлась еще одна приманка-плутовка. И откуда она только взялась в моих коробках?
      В тот вечер я обратил внимание на необычную форму этой мормышки и, взяв ее в руки, услышал очень тихий стук. Нашелся ведь мудрец, который запаял вовнутрь маленького железного бочонка с крючком крохотный стальной шарик! Такую необычную вещицу надо было обязательно проверить.
      Проверка сразу показала, что все только и ждали этого колокольного звона. Я стал звонарем, а постояльцы омута – моей паствой. Назвонившись вдоволь (на 12 хвостов), я увидел, что уже смеркается, и, подобрав рясу своей курточки, отправился восвояси. 
      Активная и мелкая дрожь на опускание плюс такой же активный стук шарика в мормышке приводили к тому, что приманка не успевала опускаться на дно – рыба клевала взаглот, и «бочонок» приходилось доставать пинцетом. 
      Отвлекся я что-то… Продолжаем разговор.
      Рыбачу. В первых трех лунках – ерши. Глубина 3 м, и есть течение. Где-то должен быть  подлещик. Лещей в этой речке встретишь нечасто, а вот подлещиков, до 1 кг, поймать можно. 
      А вот под-под-под-лещиков, до 400 г, у нас пренебрежительно называют «полтухой». Откуда взялось это название, я не знаю. Наверное, когда-то давным-давно какой-то удачливый рыболов весело таскал крутотелых белобоких лещей и счастливо восклицал:
      – Вот это туша!
      А когда начинала брать мелочь, он, морщась, ворчал:
      – Всего-то полтуши…
      Вот и повелось с тех пор, наверное, «полтухой» называть маленького леща.
      Опять я отвлекся.
      На четвертой лунке, где было на целый метр глубже, и тяга совсем не ощущалась, моя проверенная годами лещовая мормышка сработала. Как только двухсторонний латунный шар с десятком мотылей-«малинок» мягко провалился в придонный ил, кивок плавно и уверенно пошел вверх. Это долгожданный лещик всосал лакомую кисточку и, не успев распробовать, в мгновение ока оказался на льду. Следом в течение часа за первым пришли еще 26.
      Рыба была найдена. На этот раз особых требований ни к приманке, ни к насадке она не предъявляла. Клевала часто и уверенно.
      Но мне всегда не нравилась такая легкая рыбалка. Минут через 20 захотелось создать себе трудности, чтобы затем героически их преодолеть.
      Трудности пришли тут же! И принес их один из кишащих в этой речке щурят. Бойкий «щегол», не моргнув лиловым глазом, мигом срезал мой уловистый и единственный золотой шар. И что бы я ни делал, на другие мормышки ловились только лещовые 400-граммовики.   
      Николай тоже не терял времени зря. Около него на льду лежала кучка серебристых сорог вперемежку с темно-зелеными окунями. Оказалось, что сработали только 3 из почти 20 пробуренных им лунок.
      Но как они сработали!
      В одной ловилась строго одна сорога, в другой – она же вперемежку с окунями. Очень уж им всем понравился омедненный вольфрамовый шарик. Николай объяснил мне, что это тульская спортивная мормышка ∅3,5 мм и весом 0,335 г с острейшим импортным крючком №16.
     Игра этой мормышкой несложна – плавное покачивание с обязательным касанием дна.
     А в третьей лунке, где воды подо льдом было меньше всего, как-то умудрялись клюнуть и «полтушки».
     Я смотрел на это дело и соображал, как могла «полтуха» превратиться камбалу? Ведь в таком слое воды ей нужно было лечь набок и как-то протиснуться подо льдом, чтобы найти что-либо съедобное. Самым съедобным блюдом для этой «полукамбалы» оказалась Колина мормышка.
     Эту лунку мой напарник «обработал» по-своему. Он нашел способ увеличить ее «производительность».  
     Николай берет палку, ворошит и «расцарапывает» дно под лункой. Если тяги нет – делает ямку. Если есть – делает борозду параллельно течению. В первом случае он сразу приступает к ловле, во втором – сначала закармливает ложбинку. Прикормка проста: панировочные сухари + молотые жареные семечки + давленый мотыль. Небольшую горстку предварительно смоченной смеси Николай опускает в лунку без кормушки. И этого более чем достаточно для успешной ловли.
      До конца рыбалки еще оставалось время,  и мы решили отправиться на озеро. Через буреломы заваленного снегом леса летящей походкой  40 минут мчались к цели.
      На озере нас ждала радостная весть. Лед от берегов отошел – растаял, местами – на 20 м и более. Что делать?
Дошли до первого мыса посмотреть, что делается по всей видимой береговой линии озера. Здесь нам повезло. В одном месте лед отошел от берега всего на 7-10 м, можно перебраться на крепкий, чистый, без каких-либо следов лед озера.
      Но, как говорится, хорошую рыбалку нужно «вымучить», и мы решили делать переправу, затем осторожно перебрались на лед озера и бегом бросились на лыжах туда, где река впадает. Там огромная яма. Там глубоко. Там лещи.
      Быстренько разбуриваем лед и начинаем облавливать лунки. Глубина – от 4 до 6 м. Клюет только в самом глубоком месте. Мои «уралки» с удовольствием заглатывают хорошие подлещики, а напарник пробует ловить на безнасадочные мормышки. Его задача – найти сорогу. Для этого он достал обычную удочку с очень длинным, сделанным на конус кивком из металлической пластины. Сорога брала на монотонное «пиление» в придонном слое так активно, что вскоре я присоединился к нему.
      А вот и вечер. Пора в долгий обратный путь. Мы довольны успешной рыбалкой и не спеша собираемся. 
      Прощай, озеро, спасибо тебе и до следующей весны!
      Но не тут-то было. Не успел Николай пройти и несколько шагов, как озеро потребовало выкуп за своих бывших обитателей. 
      Крепление одной лыжи полностью отвалилось. Николай в шоке. Я пока нет, хотя отчетливо понимаю, что без лыж к машине нам уже не добраться. Есть другая дорога домой, но сначала нужно перейти озеро вдоль, а это далеко. На той стороне озера есть автомобильная трасса, есть мобильная связь. И мы пошли туда, куда по звонку за нами обязательно приедут.
      С горем пополам, перейдя поистине бескрайние просторы озера, мы увидели, что и здесь лед отошел от берега. Везде, куда ни глянь.
      Теперь в шоке я. Зато Коля – нет. Он принимает единственно правильное решение – добираться до берега вплавь! Да и я вижу, что другого выхода нет.
      Мы подошли к самой узкой – около 10 м – полоске воды и решили форсировать водную преграду здесь. Разделись, сложили мобильные телефоны, сигнальные устройства и ключи от автомобиля в герметичный футляр фотоаппарата и перекинули все это на берег. Теперь будем «моржеваться».
      Вслед полетели тяжелые вещи – ледобуры и сапоги. Нам снова «повезло». Один «Баффин» и один бур не долетели до берега.
      Николай придумал, значит, ему и быть первым! Он отдал мне свой фотоаппарат и строго-настрого наказал отснять его героический заплыв.
      Но по-настоящему и героически он нырнуть не успел. Под его килограммами обрушилась ненадежная рыхлая кромка льда. Раздался вопль отчаяния.
      Я еще не видел, чтобы так быстро плавали в размашку. Да так, чтобы 120-килограммовое тело во время заплыва наполовину вылетало из воды.  Пять секунд, и он уже на берегу. Я настолько растерялся, что забыл про фотоаппарат и не смог запечатлеть для потомков этот первый заплыв. За что и получил.
      Во время второго заплыва, когда Коля спасал свой не доброшенный сапог и искал затопленный бур, я успел сделать пару кадров. Почему успел? Потому что найти бур и достать сапог Коля умудрился так же стремительно, как и совершить первый заплыв.
      Но и на этом купание Николая не закончилось. Он поплыл и в третий, и в четвертый раз. За нашими рюкзаками. Хорошо быть фотографом…
      Но настал и мой час. Матерясь, без одежды, в очках и на лыжах, я с ужасом подошел к краю льда. На другом берегу синий Николай, стуча зубами, как юный барабанщик, наизготовку с фотоаппаратом, кричал диким голосом, чтобы я шевелился быстрее. А я быстрее не могу. Что, не видишь, что ли? Курю я.
      Наконец я послушался дельного совета и стал шевелиться. Лед тут же провалился, и я вместе с надетыми лыжами провалился в ледяную кашу. 
      Разума не стало. Дыхание перехватило. Руки и ноги все сделали сами. Через секунды и я оказался на берегу. Даже не заметил, когда в кровь расцарапал кромкой льда свой бок.
      Быстро оделись. Осмотрелись. Отзвонились. Отстучались. Зубами.
      Машина приехала через 30 минут.

 

 

Дата: 09.03.2010 17:01

Uhepxbrb rbtd еще по теме.