Библиотека




МОЖНО ЛИ ПРОЖИТЬ БЕЗ РЫБАЛКИ?

ПОЧТА РЕДАКЦИИ     

 

      В №3/2011 год под рубрикой «Мнение» был опубликован материал А.Гузенко «Где половить рыбу, если везде «нельзя»?» – отклик на статью сотрудника ЦУРЭНа  А.Новикова «Что грозит за ловлю краснокнижных рыб» (№11/2010).
      Эта публикация вызвала своего рода отповедь со стороны А.Новикова («Вопрос жизни и смерти», №1/2012), на которую откликнулись и другие жители юга России. Приводим некоторые из этих откликов. 

     

 

      Вот такие снасти рыболовам-любителям приходится в немалом количестве снимать
в донских протоках. Чем меньше рыболовов на берегу, тем целее сети! Когда из воды изымалась эта верша стоящий напротив на берегу патруль как раз составлял акт на рыболова, поскольку на его снасти было на один крючок больше. Фото из архива А.Гузенко.


     

 

 

      Хотел бы высказать свое мнение по поводу полемики между рыболовом А.Гузенко из Ростова-на-Дону и сотрудником ЦУРЭНа А.Новиковым.
      Я сам живу в г. Туапсе, рыбу ловлю с детства и уже давно остановился на двух самых спортивных снастях – спиннинге и нахлысте. Рыболовные путешествия совершаю почти по всей стране.
      У меня свое видение вопросов, поднятых в этих статьях.
      Мне очень понятны настроения А.Гузенко. Видно, что этот рыболов не понаслышке знает о проблемах любительского рыболовства, рыбоохраны и рыбоводства. А вот с А.Новиковым я как рыболов во многих вопросах не могу согласиться. Охарактеризовать часть его статьи о любительском рыболовстве можно в двух словах: «не пущать».
      Но ни А.Новиков, ни А.Гузенко не коснулись всерьез проблем низкого уровня рыбоохраны. Вскользь затронута тема джиппинга на нерестовых лососевых реках. В какой еще стране возможно такое варварство?   Но это лишь малая доля вреда – есть еще и законные и незаконные вырубки леса и его вывоз по руслам ручьев и речушек. И это в горной местности Кавказа! У нас здесь выросло целое поколение людей, которые не видели чистой воды в реках Пшиш и Псекупс, а это были самые продуктивные нерестовые реки Северного Кавказа.
      В них массово нерестилась шемая и рыбец, не говоря уже о подусте, голавле и усаче.  Постоянно идущая с верховий взвесь ила, поднятого колесами и гусеницами вывозящей лес большегрузной техники, накрывает выметанную икру толстым слоем. О каком мальке тут можно говорить? А если он и появился, то как ему выжить?Даже для взрослой рыбы не хватает корма. Разве в этом рыболовы-любители виноваты?  Почему рыбоохрана озабочена только тем, чтобы они лишний крючок не прицепили? 
      В наших местах можно увидеть браконьеров всех мастей – это и сеточники, и накидочники, и электроудочники, и глушильщики, и травильщики, и т.д. Вне заповедников реки просто не охраняются. Никак.
      Несколько раз в году мне удается половить спиннингом в Азовских лиманах. Да, там встречаются сотрудники различных служб охраны на воде, но браконьеров-профессионалов там гораздо больше, и они каждый день выходят «на работу» в лиманы и заливы – добывать рыбу и раков. И когда видишь километры проложенных по дну тросов с ловушками для раков, а на рынках видишь раков размером с креветку, возникает много вопросов к профильным руководителям – чиновникам и представителям надзирающих органов. Они что, всего этого не видят? Видят только злодея со спиннингом?            
      Вообще меня удивляет негативное отношение к рыболовам-любителям господина А.Новикова. По поводу рыболова-пенсионера – это вообще шедевр. А как же закон?
      Я хочу жить по закону. Я хочу жить в своей стране, и не по указке чиновников, а подчиняясь только Конституции. И ходить на рыбалку я хочу в своей стране, а не в Европе и Южной Америке. И я, например, не хочу ловить на «платниках». Я ловил и хочу ловить дикую рыбу. Я хочу поймать толстого красноперого голавля или пеструю форель, пусть потом я отпущу ее в холодную чистую воду горной реки. Неужели я хочу многого?   
      Когда А.Новиков упрекает А.Гузенко в том, что тот оценил охрану воспроизводства рыбных запасов в современной России как плохо налаженную, этот упрек не справедлив. И вообще, благодаря статье господина Новикова я понял, что охрана и воспроизводство рыбных запасов в стране налажены не просто плохо, а преступно плохо. И что толку в цифрах, если выращенного малька ценных видов рыб надо выпускать в воды, пригодные для его обитания, чистые и защищенные от «хозяйственной деятельности» неразумного человека. А где теперь можно найти такие воды?
      И хотелось  бы обратиться к господину А.Новикову. Рыболовов много – и это реальность, с которой надо считаться. Рыболовы все разные, есть законопослушные и не очень. Надо воспитывать культуру рыболовства с детства, а не запрещать ловить рыбу.

В.Арефьев
г.Туапсе


     

     

      Читая статью А.Новикова в прошлом номере журнала, не переставал изумляться оптимизму сотрудников наших государственных учреждений. Много интересных фактов и цифр, но некоторые оценки лишний раз говорят о совершенно умозрительном представлении положения дел на местах.
      Хотелось бы предложить автору: приезжайте к нам на Дон. Мы вас встретим и все покажем. Своими глазами увидите караваны танкеров, которые идут по самым глубоким местам, при этом регулярно сдабривают отложенную икру коктейлем из поднятого песка и ила. Понятно, что река эксплуатируется комплексно, но вот рыбе в этом комплексе места остается все меньше и меньше…
      Возьмем с вами по удочке и как начнем лещей ловить! Одна незадача – мешают осетры! То севрюга, то шип попадется, их столько, по вашим цифрам, выпустили за последние годы, что опасно стало без штанов в Дон забредать.
      А еще познакомим мы вас с пенсионером – «истребителем» ценных пород рыб Петром Евстратовым. Из того места, где он истреблял уклейку и горчака метровой малявочницей, открывается отличный вид на запретный для любительского рыболовства участок Дона. Участок этот оседлали организованные бригады браконьеров, которые добывают упомянутую шемаю тысячами хвостов, используя плавные сети. Видимо, не вовремя пенсионер на рыбалку отправился.
      А наказать непременно надо было – вдруг пенсионеры всех уклеек в стране выловят.
      Это судебное решение по делу Евстратова было как плевок в глаза и души простых рыболовов. А те, кто призван государством охранять, беречь и приумножать, считает, что так и надо было: пенсионерам дай волю, уж они своей удочкой так подорвут рыбные запасы... 
А сети там так и стоят – и сейчас, и завтра будут стоять, и, думаю, всегда...


В.МОИСЕЕВ,
председатель Донской Спиннинговой Лиги
г.Новочеркасск

 

 

      В предыдущем номере журнала «Рыболов» опубликовано длинное письмо А.Новикова под заголовком «Вопрос жизни и смерти». Автор является сотрудником государственного (!) учреждения, занимающегося рыбохозяйственной экспертизой и нормативами по сохранению и воспроизводству рыбы в нашей стране.   Письмо затрагивает многие вопросы и содержит несколько весьма критических замечаний в адрес нашего земляка – ихтиолога, рыболова с большим стажем А.Гузенко.
      Цитирую А.Новикова и сразу комментирую.
      Цитата: «В начале своей статьи А. Гузенко приводит почти детективную историю о том, как ОМОН доставил его в отделение милиции за фотосъемку колонны судов, идущих по Нижнему Дону в период двухмесячника по охране весенне-нерестующих рыб. Проверить его слова нет возможности, тем более что он не сообщил точное место и дату задержания. Лично я в правдивости этой истории очень сильно сомневаюсь.»
      Заподозрить А.Гузенко во лжи – вот уж аргумент для спора! Между тем я сам лично был участником этого инцидента и подтверждаю, что меня и А.Гузенко задержали в г.Ростове-на-Дону на западном мосту через р.Дон в момент фотографирования судов, и об этом был напечатан материал в журнале «Рыбацкое счастье», выходящем на юге России. Готов сообщить дату, точное место задержания и другие обстоятельства этого происшествия. Далее.
      Цитата: «... Однако следует заметить, что крупнотоннажные суда идут строго по судовому ходу, который, как правило, проложен по самым глубоким местам – фарватеру. Двигаются они с незначительной скоростью, благодаря этому у рыб есть возможность покинуть опасный участок.»
      Наверное, все так и есть, если наблюдать за Доном из Москвы. А если приехать на реку, то легко можно увидеть, что воды в Дону стало так мало, что проход крупнотоннажного груженого судна неминуемо влечет за собой отлив и следуюший за ним прилив. Вереницы судов (а идут они, как правило, с максимальной скоростью) шествуют «туда-сюда» часами. Отлив обнажает мелководный участок реки. Следом идет приливная волна, которая смывает все, что попадается на ее пути. Естественно, мелководные ерики то осушаются, то заполняются водой. О каком нересте может идти речь? А ведь старожилы еще помнят, что раньше рыба в Дону нерестилась по всему мелководью.
      Совет Ассоциации судоходных компаний, состоявшийся 28 апреля 2011 года в Москве, констатировал, что из-за низкого уровня воды в Нижнем Дону в 2011 году крупные танкеры и сухогрузные суда смогут проходить по Нижнему Дону лишь с осадкой менее 320 см, что приведет к значительному снижению загрузки судна и сделает речные перевозки в регионе почти нерентабельными. Тем не менее от своих заработков грузоперевозчики не отказались, и итоговый грузооборот в зоне ответственности Азово-Донского бассейнового управления на внутренних водных путях России в прошлом году составил около 11 млн. 400 тыс. тонн, что больше позапрошлогоднего на 6%. То есть воды в реке стало меньше, а объем грузоперевозок по Дону вырос, причем уже в который раз.
      Цитата: «Определенный ущерб рыбным запасам в результате судоходства, безусловно, наносится, но ущерб этот несущественен.» 
      И такой вывод делается несмотря на то, что нескончаемые караваны судов практически скребут по дну...  
      Цитата: «Маломерные суда, если бы не существовало запрета на их движение в этот период, наносили бы более значительный вред в силу своей многочисленности.»
      Но запрет-то для маломерных судов существует. А вот если бы существовал запрет на любое судоходство в период нереста, то рыба бы массово заходила в Дон, ерики, лиманы и спокойно нерестилась, как в те времена, когда запрещали даже в колокола звонить, дабы не нарушать таинство природы.
      Цитата: «По поводу пенсионера Петра Евстратова, который получил год условно за то, что поймал запрещенным орудием лова плотву, 2 уклейки и горчака. Дело это, конечно, не делает чести участковому инспектору Усть-Донецкого ОВД, составившего на него протокол. Тем не менее, и его можно оправдать.   Полиция и рыбнадзор не может поймать всех правонарушителей, при этом неофициальный «план» по протоколам выполнять нужно. Поэтому, зачастую, ловят тех, кого поймать легче. Неизвестно, как часто   Евстратов ловил рыбу запрещенными орудиями лова и какие именно виды он выловил. В день задержания он поймал несколько рыбешек, не представляющих особой ценности, но мог ведь поймать и молодь ценных и краснокнижных рыб.»
      Совсем уж никчемные аргументы. Что значит: «мог ведь поймать»? Для сведения сообщу, что повторный суд полностью оправдал Евстратова в связи с отсутствием состава преступления. А ведь сначала он был осужден по статье УК, то есть за массовое истребление рыбы. И сделано это было в тот самый момент, когда километры браконьерских сетей и раколовок безнаказанно стояли по всему Дону и Манычу. И сейчас продолжают стоять.  Вот о чем речь.
      Цитата: «Пенсионеры, пожалуй, самая многочисленная группа рыбаков-любителей. Как показывает практика, они тоже грешат различными нарушениями правил рыболовства. Обычно инспектора закрывают глаза на мелкие нарушения. Но если время от времени в целях профилактики не делать показательные задержания, мелкие нарушения могут перерасти в крупные».
      Тут даже комментариев не требуется. Главный враг рыбы – пенсионер с удочкой. От него ущерб значительный. От судоходства – незначительный. И это серьезно? Все так думают в ЦУРЭНе?  
А.Новиков кинулся защищать честь мундира, приводя в доказательство своей правоты совершенно негодные аргументы. Думаю, он оказал плохую услугу этому самому мундиру.

А.ТИХОНОВ,
главный редактор журнала «Рыбацкое счастье»
г.Ростов-на-Дону


 

 

      Иван С., капитан сухогруза грузоподъемностью 5000 т и длиной более 100 м, осуществляющего перевозки по всему Дону и Волге от Москвы до Астрахани, плавает по этим рекам уже 40 лет. Он сказал мне: «В реестре на таких реках, как Дон, осадка должна быть не более 3,4 м, но танкеры, которые возят нефть, стараются загрузить по полной. «Девятитысячники», незаметные на таких широких реках, как Волга, буквально «перепахивают» Дон, оставляя под килем всего ничего для рыбы».
      За то, что мы сделали то фото, где крупнотоннажные суда идут нескончаемой вереницей, у нас, как у уголовников, взяли отпечатки пальцев. Вот кто закон нарушает, оказывается, – парочка журналистов, а не тот, кто творит на реке это преступление против природы.
      И такие фото я до сих пор мог бы делать в наших местах в любое время года – поток судов у нас неиссякаем до самого ледостава. Ведь на Нижнем Дону, где еще может нереститься рыба, лед зимой может вообще не встать, сейчас такие годы не редкость.
      Одно останавливает корабли – сама Природа, когда дует сгонный ветер, и вода падает до минимума. Маломерные суда по нерестовым впадениям не ходят, их винты могут зацепить только снулую рыбу, уже перемолотую двухметровыми лопастями. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно выйти в нерест на берег во время прохода крупного контейнеровоза или танкера. В иных пологих местах вода вместе со всем ее содержимым – рыбой, отложенной на водорослях икрой и даже стоящими у берега легкими лодками – отходит от береговой линии на сотню метров. Далее следует небольшое «цунами», с силой выбрасывающее все это на берег уже на несколько метров выше полосы прибоя. Какой тут может быть нерест, спрашивается?..
      Но, по мнению  А.Новикова, «в этом нет ничего криминального». Зато криминал будет в том, что нахлыстовик в тверских лесах поймает удочкой хариуса, а в донских степных реках – шемаю! И если то, что разрушает сегодня природу, законно, а то, от чего она не страдает, противозаконно – добивайтесь того, чтобы «плохой» закон был отменен, а «хороший» принят, представителям государственной экспертизы и карты в руки.
      И уж коль скоро по реке столь травматично для нее перемещаются нефтедоллары, то пусть хоть часть их пойдет на рыборазведение – вот это будет «компенсационно».
      Сегодня, когда я писал эти строки, то есть 20 января 2012 года, я связался со своим знакомым лоцманом, который может смотреть навигационную карту в режиме реального времени, и он сказал мне, что сейчас от Таганрогского залива по направлению к ростовскому порту движется 16 (шестнадцать!) крупнотоннажных судов и еще 3 корабля стоят на рейде выше Ростова. Замечу, что навигация давно закончилась, и по Дону уже идет шуга, и это был единственный месяц в году, когда рыба, наконец, могла уйти на ямы, пережидая зиму. Но это все, оказывается, «незначительный ущерб».
      Теперь коснемся еще одного вопроса, поднятого в моей статье, – браконьерства. Как пишет А.Новиков, «полиция и рыбнадзор не могут поймать всех правонарушителей, при этом неофициальный «план» по протоколам выполнять нужно, поэтому зачастую, ловят тех, кого поймать легче». И, мол, поэтому ловят пенсионеров.
      Так ведь не только легче. Да простит меня рыбоохрана, но я обратился за комментариями к самим браконьерам, и вот что мне сказал Павел Д., не то чтобы злостный браконьер, но иногда сеткой пользующийся. Он живет в казацкой станице на берегу Дона.
      – Если у нас снимают сетки, эта проблема легко решается. Есть четко обозначенные суммы откупа, которые вносятся участковому инспектору, остается только в конце недели зайти к нему в сарай и выбрать каждому свои сетки. Все точно знают, куда можно ставить, и не берут чужого, не залезают на территорию соседа. Это известно всем, кроме приезжих рыболовов из города, которые лезут не на свои водоемы и мешают нам.
      Комментарии излишни.
      Еще один аспект – строительство объектов частной собственности в охранной зоне. Сколько роскошных особняков стоит в скольких-то там метрах от воды или в заповедниках, или в дельте Дона! Но кого это волнует? Это неприкасаемые – не то что пенсионер Евстратов. 
      Теперь по поводу Красной книги. Я – только за ее существование, и не надо передергивать факты. Но, к сожалению, наша Красная книга больше служит интересам тех, кому надо бы к чему-то придраться, а не интересам самой рыбы, которую нужно сохранить. Пройдитесь по рыбным рядам – все станет понятно. 
      Я никогда не упоминал, «что было при царе», как это нашел А.Новиков, но если обратиться к тем временам, включая затертый статистикой 1913 год, то, я уверен, хариус и под столицей обитал, причем без помощи ЦУРЭНа. Кстати сказать, в Хорватии, упомянутой моим оппонентом, для рыболовов-любителей и поголовье хариуса, и форели поддерживается не естественным, а искусственным воспроизводством и ни в какие Красные книги не входят. У нас же все наоборот. Есть похожая местность на Кавказе,  вполне пригодная для увеличения стада форели и вселения хариуса, но вместо этого текут пустые реки, которые вообще легче закрыть для ловли и хватать человека с удочкой, идущего к берегу за простой верховкой. И это мотивируется сохранением нерестилищ черноморского лосося, Красной книгой!
      К сведению ЦУРЭН,  по всем руслам лососевых рек идет просто бешеный джиппинг – это когда туристические компании гоняют сотни вездеходных автомобилей с радостными туристами прямо по воде, а на приустьевых участках Шахе, Мзымты и других рек в больших количествах берется галька для святого – Олимпийских игр…
      Я думаю, что обитателям московских кабинетов надо чаще «ходить в народ», чтобы представлять реальную ситуацию, а не теоретическую. У нас сейчас можно три дня ловить спиннингом краснокнижную шемаю в качестве прилова (и выпускать обратно), чтобы дождаться, наконец, леща! Но ведь для этого Красные книги надо пересматривать. И как их пересматривают! В прошлом году из Красной книги была исключена атлантическая финта! Для вас это актуально, уважаемые рыболовы?
      Каждый год СМИ пишут о выделении миллионов рублей на чистку рек, углубление их и зарыбление, но по уловам этого не видно, причем не только рыболовов-любителей, но и промысловиков.
      А теперь насчет того, что Азовское море – «стакан наполовину полный, а не наполовину пустой».  Посмотрим, что же находится в этом стакане? Бычок, тюлька, хамса и пиленгас. И это вместо  сазана, леща, судака, щуки, чехони, тарани. Могу без помощи Нострадамуса и без материальных затрат на исследования сделать прогноз на не слишком отдаленные годы: основной улов в наших местах будут составлять пиленгас и серебряный карась. Вот такой стакан.
      А.Новиков спрашивает меня, кого я подразумеваю под емким словом «чиновник», и сам же отвечает «Чиновник лишь ставит подпись на официальных списках животных, занесенных в Красные книги». Но ответственность-то нужно нести за свою подпись? Ведь это действие имеет далеко идущие для рыболовов-любителей последствия…
      А насчет его совета каждому рыболову вырыть собственный приусадебный прудик и там ловить… Это как же надо к рыболовам относиться? Вот такая экспертиза…
      Я понимаю, что сам А.Новиков – не рыболов и представление о рыбалке имеет весьма отдаленное. Можно себе представить, что будет, прозвучи его фраза: «Рыбалка – это хобби, и без нее можно прекрасно прожить» – где-нибудь на берегу водоема в присутствии хотя бы десятка человек с удочками… Но если положение дел не изменится –  мощные суда будут и дальше уничтожать нерестилища, вода будет загрязняться в результате бездумной человеческой деятельности, на водоемах будут царствовать браконьеры, то да – всем нам придется жить без рыбалки. К этому призывают в ЦУРЭНе?! 
      Зато разрешено ловить атлантическую финту. Вот счастье-то какое…


А.ГУЗЕНКО
г.Ростов-на-Дону

Дата: 14.03.2012 14:18