Библиотека




ПОИСК ЗИМНЕГО ХИЩНИКА НА СРЕДНИХ РЕКАХ

А.ПОТАПОВ

г.Екатеринбург

 

      Охота на щуку и окуня в середине сезона ловли со льда на Урале и в Сибири имеет некоторые нюансы, знать которые будет полезно и читателям из других регионов – на географию всегда можно сделать поправку. Ведь инстинкты у щук и окуней все те же. Рассматривать будем только ловлю хищника на искусственные приманки и жерлицы, другие методы и снасти оставим на потом. 

      Для начала конкретизируем понятия «середина сезона» и «средняя речка».
      Середину сезона разобьем на несколько этапов. Не будем брать в расчет аномальные годы, рассмотрим типичные. В наших краях таких этапов три.
      Первый: середина декабря – конец января. Азарт и ажиотаж перволедья прошел, успокоились все – и рыболовы, и рыбы. Начинается вдумчивая рыбалка со своими приоритетами.
      Второй: весь февраль – начало марта. Лютые морозы и февральские ветра накладывают свой суровый отпечаток на весь этот период.
      Третий: мартовское глухозимье. Световой день стал длиннее, солнышко радует душу, в воздухе пахнет весной. Но на водоемах это самое трудное время для поиска хищника. До начала активности «по последнему льду» еще далеко, а сил у зубастых и полосатых осталось мало, особенно если принять во внимание, что икра и набухшие молоки не прибавляют в конце марта резвости окуням и щукам.
      Под средней речкой я подразумеваю водоем шириной метров 40-80, со средним по скорости течением и рабочими глубинами 0,3-4 м. В разных регионах средняя речка может соответствовать совершенно другим параметрам и кардинально различаться по ширине и глубине, но, общие принципы поиска хищника во всех средних реках весьма схожи.

 

 

Период первый


      Перволедье хищник «отгулял», покуражился, успокоился. Кормовая рыба определилась с местами зимовки, ее активность, а с нею и метаболизм существенно замедлились. Грядущий период долгого «белого безмолвия» заставляет щук и окуней  охотиться более рационально и избирательно.
      В какой-то степени это начало шокового периода как для хищника, так и для его потенциальных жертв.  Кормовая рыба, если не будет двигаться в поисках корма, погибнет от голода, а если будет совершать активные телодвижения, сразу попадет на зуб хищнику. У самого агрессора ситуация не лучше: пассивное поведение приводит к голодной смерти, а активные действия – к потере сил и накопленного к зиме жирового запаса, и еще не факт, что энергетически затратная охота окажется удачной. Загонная охота, охота в угон откладываются до лучших времен, на первый план выходит охота засадная, хотя набеги все еще иногда совершаются, благо энергозапас пока позволяет.
      Итак, прокатимся на снегоходе или пройдемся пешком – кому как нравится – по реке в поисках хищника. Точкой отсчета возьмем ближайший перекат и прилежащую к нему территорию, а потом начнем двигаться вниз по течению.
Неважно, где расположен перекат – в верховьях, в среднем течении или ближе к устью реки. В первый период «среднезимья» никакого другого хищника, кроме как хариуса, ленка или тайменя, вблизи переката не увидишь. Но у нас это рыбы в основном гор и предгорий, охота на них – отдельный разговор…
      До января и подходить-то к перекатам для рыболова опасно – они в самые лютые морозы остаются «живыми», открытыми и непредсказуемыми. Щука в это время начинает занимать стратегически важные для нее точки перед длительным периодом глухозимья. Находясь там, она может охотиться не только на кормовую бель, но и на окуня, который занят добычей пропитания в том же месте.
      Размер жертвы матерую хищницу не особо заботит – заглотить плотву на 200 г или атаковать преследующего эту плотву окуня, весящего под килограмм, вполне нормально для продолжающей набирать жирок хищницы. В этот период охотничьи территории щуки и окуня часто совпадают или находятся рядом, поэтому при ловле щуки часто попадаешь на активный клев стаи «горбачей», а при поиске полосатого нередко получаешь щучий обрез.
      Зона выше и ниже переката, как и сам перекат, для охотников на хищника в этот период никакого интереса не представляют. Прежде всего потому, что там мало кормовой рыбы. Кислорода мелочи пока хватает, корма ниже по течению тоже.
      А вот послеперекатная яма – это как раз то место, которому обязательно надо уделить внимание. После любого мало-мальского переката есть мало-мальская яма. Вымытый струей донный грунт дает пристанище и хищнику, и его корму. Но только достаточные по размеру и глубине ямы могут привлечь матерых щук. Хотя «горбача» в это время можно найти и в местах с незначительным изменением рельефа.
      Если размеры и геометрия ямы неизвестны, то будет трудно сразу точно рассверлить место для успешной рыбалки. Здесь рыболову должны помочь его опыт, береговые ориентиры и, возможно, малая толика везения.  Причем не факт, что, даже удачно найдя границы послеперекатной ямы, рыболов окажется с уловом.  Посещение хищником этого места напрямую зависит от сиюминутных предпочтений кормовой рыбы. Если условия благоприятные и на основных зимних пастбищах есть чем отобедать, то бель может не появляться ниже переката по нескольку дней.
      Но при возможности яму после переката следует проверять регулярно – можно попасть на отличный клев окуня и щуки. И что надо делать обязательно в этот период, так это тщательно облавливать речные омуты.
      Яма-омут с обратным течением может находиться как под крутым берегом на излучине реки, так и на относительно ровном протяге. Первое происходит гораздо чаще:  практически на любом более или менее крутом повороте течение вымывает в «ударном» береге значительные пласты почвы, роняя при этом в реку каждый год все новые стволы деревьев. На продолжительных спрямленных участках русла ямы возникают в результате длительного воздействия течения из-за подводных препятствий (завалы из деревьев, большие скальные камни, регулярные вымывания донного грунта в местах впадения притоков). В самом омуте, в наиболее глубокой его части, поклевок может и не быть вовсе – то ли хищник там просто отдыхает в перерывах между охотами, то ли его там просто нет в это время.
      За все годы, когда жерлицы обязательно ставились в самой глубокой точке ямы, которая к тому же регулярно «прочесывалась» всевозможными приманками, результат был нулевой. Зато границы омута, бровки и прилежащие мелководные территории систематически приносили упитанных щук.
      Окуни тоже пасутся в этом районе, но из-за «неземной» любви зубастой к этим охотничьим угодьям полосатому приходится действовать с оглядкой на опасного соседа. Так как матерая щука достаточно активна в это время на этом месте, даже «горбачу» приходится жаться по краям – в центр действий совать свой нос он не смеет, но контролирует ситуацию на границах ямы-омута.
      Крупных окуней в это время частенько можно поймать в полуметре от берега, где приличная глубина, береговой коряжник и обилие корма дают им и пропитание, и защиту от оккупировавших границы омута солидных щук.
      Сразу после омута вниз по течению обычно находится и другое многообещающее для рыбалки место – это равномерный плес-протяг. Обычно на таких участках (они могут быть достаточно продолжительными – до 1,5 км) даже при кажущемся их однообразии имеются свои особенности. Рельеф дна там в поперечном сечении представляет собой так называемое «корыто». Лучше, когда один из берегов хоть немного, но круче другого.    Соответственно, под одним берегом несколько мельче, а под другим пусть на полметра, но глубже. С виду место абсолютно не перспективное, ну что здесь делать зимой крупной щуке и окуню? Тем не менее такие мелководные прибрежные участки приносят не меньше поклевок, чем русловые ямы. И что интересно – более мелководный участок часто оказывается более добычливым, чем противоположный, глубокий берег.
      Конечно, матерой щуки на них меньше, чем рядом с омутом, но свои дежурные «мамки» регулярно проявляют себя и на глубине 30-40 см. Кроме того, крупный и средний окунь чувствует себя в таких местах гораздо уверенней. Поимка большого количества горбачей, «разбавленных» крупной щукой, в течение дня на мелководном поливе – совсем не редкость в новогодние праздники.

 

 

Период второй


      В феврале полосатых и зубастых практически невозможно встретить рядом на одних охотничьих участках. Если не брать в расчет мелкую «травянку», которая зачастую весь сезон ведет себя, как обычный окунь, и повсеместно попадается на окуневые приманки вперемежку с ним, то можно сказать, что интересы щуки и окуня в этот период расходятся. Вернее, интересы остаются теми же – добыть себе пропитание. Меняется алгоритм действий каждого из хищников.
      Крупная матерая щука столбит территорию в наиболее кормовых местах – на границах зимовальных ям. Благодаря этому ей удается, затрачивая минимум энергии, использовать ее максимально эффективно. Окунь не смеет соваться в это время на охотничьи угодья щуки. В этот период зубастой не до жиру, не до выбора. Кто на зуб попал, тот и пропал. Только матерые «горбачи» на свой страх и риск совершают кратковременный набег на чужие угодья, постепенно занимая бывшие неприкосновенными щучьи территории – плесы, отмели, приямки, затишки за камнями, деревьями и коряжками.
      Чем хорош февраль месяц – это своей определенностью. Если собрался за щукой – ловишь на такие-то приманки в таком-то месте; если хочешь поймать окуня – место другое и приманки другие. Средняя река к концу февраля просто заставляет хищника занимать свою конкретную нишу, не оставляя права на ошибку. Это на большом водоеме можно побродить, пошалить в чужих угодьях без последствий, а здесь нарушение субординации тут же наказывается.
      В это время по окуню ямы совершенно перестают работать, рыболову приходится действовать очень активно: нащупывать на водоеме интересные места, искать востребованные приманки, определять время выхода хищника.
      Весьма перспективные места для ловли окуня в феврале – прибрежные мелководья. На средней глубине его больше, но он там сытый и довольный, отдыхает от своих опустошительных набегов и может на приманку не польститься. Голодного и злого окуня надо искать на протяженных поливах и плесах, рядом с береговыми косами. В определенные часы его больше на средней глубине, в другие – на мели, но никогда в феврале я не ловил крупного окуня вблизи ям.
      Щука же, наоборот, в это время четко придерживается границ омутов и ям, стараясь не распылять свои силы понапрасну.
      Короче, февраль – период творческого поиска для рыболова, время закрепления приобретенных до этого навыков.

 

 

Период третий


      В марте интересы щуки и окуня опять пересекаются, но за счет своей большей агрессивности в преднерестовый период окунь выдавливает щуку с основных охотничьих территорий, загоняя ее на мель, ближе к берегу. Надо сказать, что в этот период зубастая не особо и сопротивляется такой экспансии – ей просто не до того, скоро нерест, и это для нее главное. С окунем она разберется чуть позже. Когда полосатые мальки еще только начнут познавать мир, зубастые «карандаши» уже будут по-взрослому охотиться на своих ровесников-окунишек.
      Я и не упомню ни одной рыбалки во второй половине марта и первой декаде апреля, чтобы исправно ловилась щука и не клевал бы окунь. Все бывает ровно наоборот. На щучьи жерлицы попадаются в лучшем случае «щурогайки» до 1 кг, не дозревшие до нереста. А вот «горбачи» вешаются на крючок регулярно.
      Такая же ситуация и с ловлей на блесну. На три-четыре десятка пойманных окуней приходилась одна щучка весом не больше 1,5 кг. Конец «средизимья» – это время окуня. Обязательной проверке в течение всей зимы подлежат упавшие в воду деревья (выше и ниже по течению от дерева), места впадения ручьев и речушек, остатки гидротехнических сооружений (мостов, плотин, переправ и т. д.).
      Крупный агрессивный упитанный хищник, загнавший своего основного конкурента и врага под берег, клюет в марте в основном на самые мелкие приманки. До последнего льда еще целый месяц, время крупных блесен и балансиров впереди. Сейчас «горбачу», набитому икрой и молоками, нужны мелкие приманки.
      Но, тем не менее, за первый весенний месяц случаются два-три глобальных щучьих выхода. Длятся они по два-три дня и бывают очень продуктивными, и особенно это касается 1,5-2-метровых глубин, – в это время за световой день из одной лунки можно вывести до 3 крупных щук. Но на следующий день лучше сменить место ловли – из них больше ничего достойного внимания не вытащить, в лучшем случае щучку до 1,5 кг. Судя по всему, занятое крупной щукой интересное место после ее поимки в спешном порядке занимают меньшие сестры. Примерно через неделю другая крупная щука, обнаружив такой «непорядок», вытесняет своих более мелких собратьев с хорошего места.
      В марте – а это самый глухой период зимней ловли – на первое место выходит знание водоема. Блеснение, жерличная и мормышечная ловля наобум не проходят совершенно. Щуки и окуни ловятся в этот период достаточно крупные, но рыболову надо набраться терпения, поднакопить опыта и не распыляться в охоте за абы каким хищником. Успех приносят конкретные действия по поимке конкретного вида подводного агрессора. Конечно, это не первый и не последний лед, но при определенных навыках вы сможете вполне успешно и продуктивно ловить весь сезон «середины зимы».

 

Дата: 19.04.2014 14:32

Запчасти и доп. оборудование для катеров в Армада Компани. Доставка РФ.
armada-co.ru